Яндекс.Метрика
Воскресенье, 29 ноября 2020   Подписка на обновления  RSS  Реклама на сайте
Популярно
17:52, 18 ноября 2020

Асет КАЛИЕВ: Только заболев, мы понимаем, что здоровье дороже всего — Эксклюзивное интервью журналу СЭР


О том, как жамбылские медики готовятся к возможной второй волне пандемии, о причинах всплеска заболеваемости этим летом и о многом другом в интервью журналу «СЭР» рассказал руководитель управления здравоохранения Жамбылской области Асет Калиев.

— Асет Аскерович, Вы не так давно приступили к работе в качестве руководителя жамбылской сферы здравоохранения. Тем не менее, в нашей области Вы находитесь уже несколько месяцев и за это время успели ознакомиться с общим состоянием дел жамбылской медицины, и в курсе героической по сути борьбы наших медиков с коронавирусной инфекцией. Что Вы можете сказать по этому поводу?

Первые случаи у нас начали регистрироваться в марте, затем был введен карантин с очень жесткими мерами. В конце мая карантин был снят. В то время уже регистрировались первые больные. Мы ожидали, что основной поток пациентов будет примерно к осени, готовились к этой волне роста коронавируса, прогнозировали где-то ближе к осени. Но именно такого потока больных, какой появился в июне – июле, не ожидалось. Готовность была, но был и определенный дефицит, была также неизвестность. Готовность к приему определенного объема пациентов была достигнута, но следует признать, что больных в острый период было очень много, особенно с пневмонией. Нагрузка на сферу здравоохранения возникла колоссальная — на бригады скорой помощи, на лечебные учреждения.

Для больных, особенно с осложненной пневмонией, очень важна, в первую очередь, кислородная поддержка. В тот момент, когда спрос пошел на кислород, стали быстро реагировать, в экстренном порядке начали закупаться кислородные концентраты, дополнительные кислородные линии. Появились волонтеры, спонсоры, максимально люди сами начали помогать. В первые несколько дней, конечно, было очень трудно. Не хватало даже санитарного автотранспорта для доставки кислородных баллонов. Вызовы скорой помощи увеличились в разы. Через какое-то время с момента подъема заболеваемости потихоньку обеспеченность нормализовалась. Были созданы дополнительные мобильные бригады скорой помощи, cаll-центр для консультаций, пошел на спад дефицит лекарств.

— Как Вы считаете – был ли искусственно созданный лекарственный дефицит?

— Сказать, что это искусственный дефицит — нельзя. Здесь хочу отметить два момента. В первую очередь резко вырос спрос из-за роста числа больных. Второй момент – люди начали массово, впрок, иногда без разбору, скупать лекарства. Это усугубило и без того имевшийся лекарственный дефицит. Каждая область по-своему выходила из этой проблемы. Закупали лекарства в приграничных регионах, как, например, Россия. Волонтеры помогали, собирали необходимые лекарства и раздавали больным. Еще один сложный момент – в первое время не хватало ИВЛ-аппаратов из-за большого числа пациентов. Конечно, через госзакупкиприобрести такие аппараты было очень сложно, потому что это длительная процедура. И здесь на помощь опять приходили спонсоры, привозили из частных клиник, где вся плановая медицинская помощь была приостановлена, и предназначенные для таких операций аппараты искусственной вентиляции легких были перераспределены. Сейчас мы учитываем все эти моменты, проблемные вопросы, ошибки, которые имелись на тот момент.

— Можно обозначить самые главные, основные системные ошибки?

— По большому счету, это даже нельзя назвать ошибками. Ведь никто не ожидал такого огромного числа заболевших. Не было четкого прогнозирования. Ведь заболевание новое, и всё было неясно — как оно протекает, симптоматика, в эпидемиологическом аспекте как быстро распространяется. Прогноз не сработал. В марте всё началось, и если бы в то время у нас был бы четкий прогноз, что в июне – июле пойдет такой рост заболеваемости, то все эти моменты с обеспечением можно было подготовить. Это не только по Жамбылской области, такая ситуация по всем регионам Казахстана. Не было четкого прогнозирования и планирования нового заболевания. Никто не представлял, что так будет. Для нас, конечно, всё это было очень сложно.

Второй момент – закупали лекарства и ИВЛ-аппараты, начиная еще с марта. И здесь не стоит кого-то винить и искать крайних. Но, повторюсь, должен был быть четкий прогноз и четкое планирование, чтобы всего этого было в достаточных объемах. Если бы в марте сказали, что в июне будет такой большой спрос, надо готовиться – конечно, все бы готовились, и не было бы такого ажиотажа. У любого заболевания есть своя эпидемиология – как распространяется, через какое время следует ожидать рост заболеваемости. Объективная причина роста числа заболевших в том, что мы, прежде всего, неверно спрогнозировали.

— Какие еще, на Ваш взгляд, причины способствовали росту заболевания коронавирусом?

— Определенную роль сыграла беспечность наших граждан. Были даны четкие рекомендации по соблюдению карантинных ограничительных мер – чтобы надевали маски, соблюдали социальную дистанцию, не посещали общественные места, где есть скопления людей, соблюдали санитарные нормы на работающих предприятиях. До 27 мая вроде как держали карантин. А после отмены все дружно ринулись общаться, свадьбы справлять, отмечать другие мероприятия. И через какое-то время пошел рост заболеваемости. Из-за того что начали активно контактировать, вирус начал быстро распространяться – и получился взрыв.

Есть и другая сторона. Допустим, в таких странах, как Швеция, Белоруссия, карантин не вводили. Но у тех граждан другой менталитет. Сказали им надевать маски – большинство граждан надевают. Сказали социальную дистанцию держать — соблюдают. А наши люди вбольшинстве своем меры предосторожности соблюдать не хотят. Это в определенной степени сыграло свою негативную роль по вспышке распространения коронавирусной инфекции на территории Казахстана.

— Учитываются ли сейчас все эти ошибки и недочеты?

— Сейчас мы, конечно, готовимся, учитывая все те ошибки и недостатки. В первую очередь готовим коечную мощность. Хотя в Жамбылской области коек хватало и раньше. У нас не было такого, как, допустим, в Алматинской области, где приспосабливали под провизорный госпиталь «Халык арену». Здесь другая проблема — не во всех наших лечебных учреждениях были кислородные точки.

Со стороны правительства, местных исполнительных органов, конечно, сегодня идет поддержка здравоохранения. Но вот эта пандемия реально показала все изъяны, недостатки и проблемы нашей отечественной системы здравоохранения. Это, в первую очередь, инфраструктура. Не все имеющиеся больницы достаточно оснащены. Не во всех лечебных учреждениях введены кислородные точки. Реформы, оптимизация нашей медицины – это всё тоже сыграло свою далеко не конструктивную роль.

— А что конкретно имеете в виду?

— Одна из реформ, которая в определенной мере способствовала быстрому распространению коронавируса – это реорганизация санитарно-эпидемиологической службы, которую объединили с другим ведомством. Прогнозирование, планирование эпидемий — это вообще-то не работа медицинских специалистов. Это работа именно эпидемиологов. Сейчас у нас в стране опять создают такую службу, которую нельзя было трогать.

Если бы в начале пандемии у нас в стране были хорошие квалифицированные специалисты эпидемиологической службы, то уже в марте был бы дан прогноз развития коронавируса. А мы, медицинские работники, работаем в другом направлении. Мы должны готовить коечный состав, специалистов, обеспечивать лекарственными препаратами – и лечить людей. А то, что пошло такое распространение ковида, – это чисто работа эпидемиологов, и их не хватало по всей республике. Это большой вопрос – почему в свое время упростили такую важную с точки зрения здоровья народа службу.

В истории человечества много было разных эпидемий, и подобная система эпидемиологической службы жизненно необходима. К сожалению, наша система здравоохранения не очень была готова. И реформы здесь сыграли отрицательную роль. Ведь здравоохранение и образование – это такие сферы, где уже всё было выстроено, и сегодня нужно очень осторожно что-то там менять.

— Много было разговоров, споров вокруг протоколов лечения коронавируса. Это тоже было ошибкой?

— Здесь тоже сложно сказать, что это ошибка. Видите ли, заболевание новое. Противовирусных препаратов, которые бы воздействовали на ковид, еще нет. В разных странах принимали различные схемы лечения, в том числе и в Казахстане. Когда в ходе лечения выяснялась неэффективность каких-то препаратов, их просто снимали с протокола. В ходе применения различных схем лечения отбирались наиболее эффективные, совершенствовались протоколы лечения. Хочу сказать, что ныне действующий протокол тоже далеко не совершенен. Через какое-то время, может быть, еще будут изменения. Сейчас ведь идут научные исследования, но еще нет препаратов, которые бы стопроцентно воздействовали на этот коронавирус.

Вирус попадает в организм, вызывая при этом определенные процессы. И основной процесс – это системная воспалительная реакция в организме. В основном, идет нарушение свертывающей системы крови, тем самым вызываются тромбозы в мелких сосудах. И это могут быть не только легкие, но и головной мозг, желудочки сердца, всё может быть. После тромбоза нарушается кровообращение определенного органа, например, легкого. И начинается болезненный процесс. Тот протокол, который мы имеем сегодня, это не противовирусная терапия. Это направленность на то, чтобы исправить нарушения в органах, симптоматическое лечение. Задача в том, чтобы предотвратить, не дать распространиться и ликвидировать тромбы. Для этого применяем антикоагулянтную терапию, другие препараты.

Что касается антибиотиков, то они не являются первоочередными препаратами, которые необходимо применять в таких случаях. При применении антибиотиков на фоне инфекции в больших дозах иммунитет несколько страдает. Все эти препараты должны строго назначаться лечащим врачом. А у нас люди начали заниматься самолечением.

— Не занижена ли у нас статистика смертельных случаев от ковида?

— В каждом конкретном случае летальный исход рассматривается комиссионно, на уровне области, республики, анализируются причинно-следственные связи. Человек умер от коронавирусной инфекции, но при этом имелась масса других сопутствующих заболеваний. И в этом случае разбирают, что именно привело к летальному исходу – именно ковид или же сопутствующие заболевания. Конечно, если посчитать, у кого был ковид и человек умер – будут другие цифры. Но здесь учитываются причинно-следственные связи, идет четкий отбор по анализам, рассматриваются спорные моменты.

— Как Вы относитесь к домашним средствам лечения, которыми у нас массово начали пользоваться люди? Сначала как панацею от ковида разрекламировали имбирь, потом чеснок, потом хрен. Сейчас идет пропаганда пить простую воду каждые 15 минут…

— Все эти средства не имеют таких лечебных свойств именно против ковида. Но в плане повышения иммунитета, сопротивляемости организма к инфекции, определенные свойства у того же имбиря, чеснока или хрена, конечно, есть.

Но здесь опять-таки фейковая информация начала распространяться об их эффективности – и началась спекуляция, торговцы начали цены поднимать до заоблачных высот. Люди кидались от одной крайности к другой. Это тоже один из сложных моментов информационной войны. Люди начали пользоваться теми рекомендациями, которые не совпадали с необходимым лечением.

К возможной второй волне, уже готовимся с учетом всех этих нюансов. Закупили ИВЛ-аппараты, сейчас их у нас 253. Имеются в наличии 253 реанимационные койки и 2 530 коек по области, на случай если всплеск пойдет. Все лечебные учреждения, в которых здания простаивали, сейчас капитально отремонтированы и оснащены всем необходимым. Например, в Рыскуловском районе две больницы готовы, законсервированы и ждут своего часа.

— Конечно, очень хотелось бы, чтобы этот час Х  так и не наступил…

— Да. Еще один важный момент в плане подготовки. Очередную волну мы ждем в ноябре – декабре, когда эта волна коронавируса может совпасть с волной гриппа и ОРВИ. Сложность в том, что у них клинические проявления, в принципе, схожи. Это затруднение дыхания (астма), повышение температуры тела, боли, кашель и так далее. Если пойдет рост заболеваемости ковидом и гриппом, тогда будет еще большая нагрузка на систему здравоохранения, еще тяжелее может быть ситуация.

Поэтому сейчас мы ведем усиленную профилактическую работу по вакцинации от гриппа. Анализируется, какие штаммы циркулируют в данное время, и в зависимости от этого, применяется вакцина, которая ежегодно меняется в зависимости от штаммов гриппа. В этом году закуплена российская вакцина «Гриппол». Рекомендуемый ВОЗ охват населения вакцинацией от гриппа – 10 процентов, чтобы снизить риск быстрого распространения заболевания. Но с учетом того, что в этом году эпидемия гриппа может совпасть с коронавирусной инфекцией, мы дополнительно закупили вакцину от гриппа, и хотим охватить вакцинацией 35 – 40 процентов населения. Это позволит нам снизить заболеваемость на фоне коронавирусной инфекции.

На сегодняшний день мы охватили вакцинацией уже более 20 процентов населения. Одним из первых аким области Бердибек Сапарбаев пошел в обычную поликлинику – и еще 15 сентября получил прививку от гриппа.

— Несмотря на всю пропаганду соблюдения ограничительных мер, наши люди и сейчас продолжают праздновать. Хоть тайком, с возможностью быть оштрафованными — но празднуют.…

— Да, людям надо объяснять и объяснять. Казалось бы, летом была такая тяжелая ситуация, чуть не в каждой семье заболевшие, сколько людей умерли, надо как-то беречься, соблюдать ограничительные меры. Но нет. Продолжают устраивать многолюдные тои, без соблюдения мер предосторожности. Это недопустимо.

— Какие рекомендации Вы, как врач, можете дать – как не заболеть «короной»?

— Рекомендации простые и общеизвестные. Это, конечно, соблюдение личной гигиены. Обязательно, придя откуда-нибудь домой, надо помыть руки с мылом, прополоскать рот, полости носа обязательно, потому что где-то вы могли контактировать с вирусоносителем.

Здесь еще такой важный момент, который влияет на течение заболевания – это вирусная нагрузка. Если человек получил небольшую долю вируса, у него болезнь пройдет в более легкой форме. А если большая доза попадет, много вирусов, неизбежно обширное поражение. Поэтому самое главное здесь — личная гигиена. Даже если контакт был, вирус попал, надо прочистить рот, нос, чтобы вирус не проник в верхние дыхательные пути.

Второе – использование масок, особенно в закрытых помещениях. На улице можно обойтись. И здесь есть правило – как надеть и как снять маску. Максимально одну маску можно использовать 2 – 3 часа.  Всё. Если 5 – 6 часов носить одну и ту же маску – от этого уже не польза, а вред.

Третий момент – социальная дистанция. На работу надо ходить, в магазин тоже надо. При этом не забывайте о социальной дистанции.

И самое главное, что мы сейчас постоянно говорим населению – необходимо максимально избегать места скопления людей. Конечно, у нас менталитет такой, что мы привыкли жить от тоя к тою, справлять пышно свадьбы и другие торжества, приглашать много гостей. Но сейчас не то время. Успеем еще, всё проведем – и свадьбы, и памятные даты. Самое главное – переждать этот тяжелый период. Но люди этого не понимают.

Тот июньский – июльский всплеск заболеваемости вызван в большей степени беспечностью наших сограждан. И сейчас люди не хотят понимать, собираются тайком, по ночам празднуют. К чему, зачем? Можно ведь и отложить на более благополучные времена. Понятно, что бизнес хочет заработать деньги. Но не такой же ценой! Должна быть ответственность. Только заболев, наши люди понимают, что здоровье дороже всего…

Если все эти моменты будут соблюдаться, выполняться санитарные нормы, у нас не будет такого распространения эпидемии. Это не сложно. Это выполнимо, хотя бы ради собственного здоровья.

— Спасибо за беседу! И удачи Вам в Вашем благородном деле спасения людей.

Текст: Журнал СЭР

Об авторе: Владимир Скоробогатов


Добавить комментарий

© 2020 Эк-Спорт