Яндекс.Метрика
Вторник, 21 сентября 2021   Подписка на обновления  RSS  Реклама на сайте
Популярно
18:49, 30 октября 2017

НАКАЗАНИЕ БЕЗ ПРЕСТУПЛЕНИЯ: ИСТОРИЯ СО СЧАСТЛИВЫМ КОНЦОМ


Сказ о том, как статьи нашего журналиста освободили от тюрьмы уже осужденного человека.

Полноценное журналистское расследование, проведенное вашим корреспондентом, в конце концов, убедило судебные органы: человек, осужденный двумя судами за преступление, на самом деле невиновен. Прежде чем доказать это, понадобилось семь месяцев мытарств по разным инстанциям со стороны родственников обычного студента, а также целые серии статей, опубликованные вашим покорным слугой в местных и республиканских СМИ.

Наверное, так бывает только в кино. В тот день я уже собирался домой в приподнятом настроении – был последний рабочий день в редакции перед отпуском. И когда уже выходил, вдруг пришла посетительница. Ее визит я уже описывал в своей статье на нашем портале. Добавлю лишь, что она пришла с проблемой: ее сын якобы невинно осужден первой инстанцией суда за ограбление, которого он не совершал. Я, конечно, не мог полностью ей верить, но все же решил изучить документы, которые она принесла.

После чего я понял: в этом деле действительно много странностей. И в самом ли деле ограбление сервис-центра, произошедшее в Таразе, совершил этот студент?

В результате в своей статье я вынужден был описать суть дела. С чем и знакомлю читателей…

СТАТЬЯ ПЕРВАЯ: В МОЕЙ ДУШЕ ПОКОЯ НЕТ

26 МАРТА 2016 ГОДА.

«В последние рабочие перед отпуском дни строил планы — ремонт, лечение, физкультура, спорт… Но вот зашла ко мне женщина и попросила помощи как у журналиста — ее сына несправедливо осудили. Чем же я могу помочь? Даже если напишу статью, вы думаете, что-то изменится? И потом, суд наверное вынес приговор исходя из фактов. И вообще, у меня отпуск, я не успею заняться Вашим делом. Но она не отпускала меня: помогите, пожалуйста. Решил ее выслушать. Слушал с вниманием, но думал: конечно, для каждой женщины сын — самый лучший. Родной ребенок дороже всего на свете, ради него можно пойти на все — выгораживать сына во всем, потакать ему, верить беспрекословно. Невозможно, чтобы сын был преступником. А если его и обвинят — то что Вы! Это обман, ложь, подтасовка, фабрикация…
Так думал я, глядя и сочувствуя женщине. И подумал: если уж он такой невиновный, то где доказательства невиновности? У Вас есть приговор суда?
Оказалось, есть. Вот сейчас все станет на свои места. Надо женщине объяснить, что вот тут-то и тут-то указано, за что, собственного говоря, ваш сын и понесет наказание…
Итак, я читаю приговор суда… Читаю и ужасаюсь… В приговоре суда я не нахожу ни одного доказательства вины ее сына. Такого не может быть! У него даже есть алиби, к которым суд отнесся критически.
В общем, у меня появились большие сомнения в виновности этого человека.
Более того, изучив приговору суда, я предположил, что в этом деле мог быть другой подозреваемый или даже подозреваемые. И полиция, и суд обязаны были проверить их причастность к преступлению. Но не сделали это…
Этот человек на фото похож на меня. Помню, когда его объявили в розыск, коллеги смеялись: никого не напоминает? Слушайте, еще чуть-чуть, и на его месте мог оказаться я… И любой из нас завтра может оказаться в такой ситуации.
Речь идет об ограблении сервис-центра в Таразе, которое произошло в прошлом году. Спустя месяц полиция объявила этого человека в розыск. Еще через месяц объявила, что она раскрыла преступление и задержала подозреваемого. Хотя задержала — громко сказано. Он сам пришел. Пришел, чтобы не раскаяться, а объяснить доблестной полиции, что это ни в коем случае не он, что это какая-та ошибка. Подозреваемым оказался студент Аграрного университета Астаны, житель Тараза Ахлетдин Асыкбай. Он — активист вуза, занимался армрестлингом.

Камера видеонаблюдения компании «Билайн» зафиксировала, что он подходил к банкомату Казкоммерцбанка. Именно этот факт и послужил причиной его задержания. А потом его опознала пострадавшая — предпринимательница, которую в тот день ограбили.
По словам матери, сын в тот день действительно подходил к банкомату, и камера его зафиксировала. Но он оплатил кредит за сестру. Есть даже чеки, которые были предъявлены суду.
Вот теперь и появились у меня вопросы, ответы на которых нет в приговоре суда. Как потерпевшая опознала нападавшего, если он был в маске? По голосу, по росту, по глазам? А может быть, у него были фиксы? Как студент проник в помещение, если дверь была закрыта на щеколду изнутри? Может, заранее спрятался, оставшись незамеченным для всех сотрудников сервис-центра? Может, в шесть часов вечера, когда было еще светло, выломал решетки, стекла, и залез внутрь? Откуда вообще студент мог знать, что в сервис-центре, где по большей частью техника ремонтируется бесплатно, есть такие огромные деньги? Может быть, несколько раз наведывался в компанию под видом клиента, торчал там часами и изучал обстановку? Расспрашивал подробно о каких-то деталях как бы между прочим? Немаловажная деталь: через месяц после ограбления полиция утверждала, что преступник похитил 800 тысяч тенге. Сегодня речь идет о более 900 тысячах тенге, похищенных из сейфа, плюс 350 тысяч тенге, которые преступник отобрал у предпринимательницы из сумки. Почему так поздно всплыл этот факт? Забыли указать?
Но самые главные вопросы: где же те деньги, которые студент унес собой? На что он их потратил? Неужели он так и не раскололся? Или полиция и не пыталась узнать это? Где тот пистолет, или предмет, похожий на него, которым орудовал нападавший? И еще много разных вопросов возникает у меня по ходу чтения приговора. Не могу остаться в стороне, не узнав ответы на них. Совесть не позволяет… Ведь речь может идти о судьбе невиновного человека, которому дали 7 лет. Потому решил провести журналистское расследование.
Я не пытаюсь доказать, что студент действительно невиновен. Я хочу помочь полиции и суду расставить все точки над i. Если этот человек виновен — то давайте найдем доказательства вины. Если же нет — то расскажем об этом всем и отпустим его с миром. Принесем извинения и признаем: да, произошла ошибка. Мы, журналисты, блогеры, общественность должны докопаться до истины… Чтобы спокойно спать и не мучиться угрызениями совести.
Если кому интересно — то вот приговор суда… Лично для меня размытый и непонятный… Который заставляет меня работать в дни отпуска».

Действительно, отпуск тогда был превращен в работу, ведь мне пришлось бегать вместе с родительницей по инстанциям, составлять жалобы и посещать судебные заседания. И каждый раз меня мучил вопрос:

СТАТЬЯ № 2: КТО СОВЕРШИЛ ОГРАБЛЕНИЕ?

28 МАРТА 2016 ГОДА
«Сегодня проснулся в пол-четвертого утра. Уже вторые сутки не спится. Неприятные мысли гложут меня. Первое, что приходит на ум — это дело студента Ахлетдина Асыкбая, которому дали 7 лет за ограбление сервис-центра. И засыпаю, и просыпаюсь с мыслями о нем. И целыми днями думаю об этом деле: неужели это он совершил ограбление? Неужели не он? Мысли о том, что суд может посадить невиновного человека, не дают мне покоя. А некоторые всплывающие детали распаляют во мне журналистский интерес к этому делу.
Я посетил одного из адвокатов по этому делу — Габита Прмагамбетова. И разочаровался. Потому что шел к нему с мыслями: вот сейчас он прольет свет на некоторые неясные моменты в этом деле. Расскажет, что в приговор суда не вошли некоторые вещи, которые бы много объяснили, что обвинение в отношение студента базируется на справедливых с юридической точки зрения моментах. Но нет — после встречи с ним сомнения в справедливости вынесенного приговора только усилились. Да, он защищает своего подзащитного. Это понятно. Но, знаете, бывают встречи, когда ты ловишь человека на словах и уже начинаешь с недоверием относиться к нему….
Я же пытаюсь объективно разобраться в преступлении и прежде всего для самого себя найти ответы на вопросы, дойти до истины.
Итак, на чем основано обвинение в отношении Асыкбая. По большому счету, только на одном: на уверенности потерпевшей в том, что это именно Ахлетдин совершил преступление. Как она его опознала? По голосу, телосложению и походке. Ммм… Предположим, что такое обвинение в юридическом плане возможно. Но лицо преступника она действительно не видела. Тем не менее, показания пострадавшей важны для суда и следствия, так как они по-любому являются основными в деле.
Но теперь нужны доказательства. В качестве них полиция предоставила, напомню, запись с камеры видеонаблюдения компании «Билайн», а также скотч и салфетки, оставшиеся на месте преступления. Но вот эти доказательства и смущают…
Теперь перейдем на то, на чем основана защита.
Она, безусловно, обратила внимание суда на некоторые нарушения, которые были допущены при опознании. Например, по мнению адвоката, Ахлетдин был единственным среди статистов, кто подходил по описанию и телосложению под преступника. То есть, в некотором смысле он был обречен быть опознанным.
Но я бы хотел сосредоточиться на нюансах, которые вызывают гораздо больший интерес чисто по-человечески и были бы понятны каждому из нас.
Так вот, согласно биллингу КСЕЛЛ, в 18:41 (во время совершения ограбления) Ахлетдин получил сообщение на телефон, по которому следует: он находился где-то по улице Аскарова. Вероятность того, что он в это время находился на улице Толе би/Абая, в сервис-центре LG, крайне низкая. Такую формулировку дал сотовый оператор. Значит, это алиби? Но формулировка «крайне низкая» не значит «невозможная» (хотя суд этот довод зашиты вообще не опроверг).
Где был на самом деле в это время Ахлетдин? По словам его тети, они вместе с ним находились в конце улицы Аскарова, откуда и выехали в центр города — к тому самому банкомату Казкома. Тетя подтвердила это на суде.
В 19:20, вскоре после ограбления сервис-центра, кто-то сделал транзакцию с карточки, которая принадлежала потерпевшей, возле Билайнцентра у гастронома. На счету лежали 3 тысячи тенге. Ахлетдин с тетей были у банкомата в 19:06 — то есть, именно в это время его зафиксировала камера видеонаблюдения. Они снимают деньги в с карточки сестры
и после этого сразу идут в Каспибанк, чтобы оплатить кредит сестры. Поскольку последняя в это время находилась в Америке. Суду были предоставлены записи с камеры видеонаблюдения Каспибанка, на которой зафиксирован Ахлетдин.
Что смущает: если Ахлетдин совершил ограбление, то он должен был сразу после этого пойти к банкомату, по пути избавившись от маски, денег, пистолета и тупых предметов, просмотреть баланс с ограбленной карточки, нагло пялиться в камеру видеонаблюдения, заплатить кредит в банке и спокойно уехать на флешмоб и на свадьбу к своим друзьям.
Вот что говорит адвокат:
— Самое главное: в 19:22 в камеру видеонаблюдения Билайнцентра попадает человек, который фактически мог быть причастен к транзакции и, следовательно, к ограблению.
Который, к слову, по возрасту и телосложению тоже, как и Ахлетдин, подходит под приметы преступника. Защита ходатайствовала о том, чтобы проверить этого человека на причастность к преступлению. Но суд отклонил ходатайство.
Тогда возникает вопрос: если Ахлетдин подошел к банкомату в 19:06, а в 19:20 преступник просмотрел баланс с карточки потерпевшей, то что он целых 14 минут делал возле банкомата? Допустим, именно в этот вечер там образовалась очередь? Или попался какой-то человек, который застрял со своей карточкой… Но в любом случае — почему бы не проверить человека, который по времени был ближе к этой транзакции?
Но следующий момент «убивает» совершенно и наповал. Я, наверное, что-то в этой жизни чего-то не понимаю. Но, повторюсь, в качестве вещественных доказательств фигурируют салфетки и скотч. Там нет отпечатков пальцев Ахлетдина.


Но это только в кино или в программе «Час суда/федеральный судья» зал ахает, судья поднимает верх брови с вопросом: вы уверены? ну-ка ну-ка: дайте-ка мне документ. А кто это сотрудник? Давайте-ка послушаем, как он объяснит этот факт… Это только в кино и в шоу потерпевшая смотрит на своего коллегу и удивляется: слушай, действительно, как так? На деле же отменная и просто железная с точки зрения следствия и суда улика не была принята во внимание.. И потерпевшую этот факт почему-то не заинтересовал. Странно… Очень странно, товарищи… Может быть, экспертиза что-то напутала? И нет там никаких отпечатков?
А теперь представьте, что Ахлетдин все-таки сядет на 7 лет. Апелляция и Верховный суд согласятся с первой инстанцией. Следователи, судьи и прокуроры будут пить чай, есть и спать. Но заключение о том, что там нет отпечатков пальцев осужденного, а есть отпечатки пальцев другого человека, будет немым укором всей правоохранительной и судебной системе страны. По мне так это самая главное свидетельство того, что в этой истории все нужно проверить еще тысячу раз.
Вот еще один момент, который идет вразрез с версией следствия. Я уже задавался вопросом: почему студенту нужно было грабить сервис-центр, который большей частью оказывает услуги по гарантийному (бесплатному) ремонту техники? Оказывается, по словам адвоката, сотрудникам должна была выплачиваться заработная плата! Потому в офисе появилась такая большая сумма денег. Получается, кто-то точно знал, что будет зарплата? Кто же мог знать об этом? Сотрудники? 100 процентов! Ахлетдин? Ну если только у него был сообщник…

Я не говорю, что Ахлетдин невиновен. Я говорю о том, что если он совершил преступление, то его вина должна быть доказана. Следователи, прокуроры, судьи должны наглядно показать и доказать родственникам, журналистам, всей общественности и — самим себе, в конце концов! — за что сажают парня, почему предоставленные доказательства в его невиновности несостоятельны и не имеют юридической силы.

Они обязаны развеять все наши сомнения — это, извините, их работа, их прямая обязанность. Они должны пояснить нам, почему алиби, предоставленное его тетей, недействительно. Если она врет, то тогда по закону вы должны ее привлечь к даче ложных показаний. Но ведь и факт ложный сведений нужно доказать. Нужно объяснить всем нам, где пистолет, которым совершалось преступление, где тупые предметы, которыми избивали человека, где награбленные деньги… В конце концов, с этими отпечатками пальцев тоже нужно-то что-то делать…»

Потом был областной суд… В котором мы с мамой Ахлетдина составили речь, приведя все доводы в данной статье. И родилась новая статья…

СТАТЬЯ № 3: ПРЕСТУПЛЕНИЕ СОВЕРШИЛ СУПЕРМЕН?

2 мая 2016 года

В деле об ограблении новые обстоятельства.
«В областном суде начались слушания по делу об ограблении сервис-центра Самсунг в Таразе. Дело идет в отношении подозреваемого Ахлетдина Асыкбая, студента Аграрного университете Астаны. С самого начала его виновность вызвала сомнения, поскольку прямых доказательств его вины предъявлено не было до сих пор. Тем не менее, в суде первой инстанции ему дали семь лет лишения свободы.
Однако мать и родственники Ахлетдина пытаются доказать, что преступление совершил не их сын. И за это время они даже нашли другого подозреваемого, причастность которого к преступлению так и не была проверена.
Участникам процесса довелось увидеть на видео Ахлетдина Асыкбая, который в тот день, по версии следствия, после совершения ограбления провел транзакцию с карточки потерпевшей и пошел оплачивать кредит в Каспибанке.
Какие ощущения сложились у меня?
На этом видео Ахлетдин ведет себя очень спокойно. Но как может так вести себя человек, если он только что совершил ограбление? Он не оглядывается испуганно — нет ли за ним слежки, нет ли рядом полиции, не заметил ли кто странность в его поведении? Когда он достает деньги из кошелька и вкладывает их в терминал, у него воообще нет малейшей дрожжи на руках. Нет, преступник, совершивший только что ограбление, не может так себя вести, будь он отъявленным рецидивистом. Любой после перенесенного потрясения (безусловно, совершившего такое преступление — это тоже своего рода шок) будет выбит из колеи, как бы он ни пытался сохранить хладнокровие.

Если вы хотите сказать, что преступление все-таки совершил Ахлетдин — то перед нами — не человек, а робот. У него нет нервов, он непоколебимый и таким не может быть простой студент. Кто тогда он? суперпреступник? ну с такими данными нужно не сервис-центр грабить, а банки))).

Что любопытно: приметы, указанные потерпевшей, не совпадают с теми, что есть на видео. Преступник был в черной футболке, джинсах и белых кроссовках. Ахлетдин же на видео в шортах и сланцах. По версии следствия, за это время он успел быстренько переодеться и спрятать все вещдоки, пистолет и награбленные деньги и потом спокойно пойти снять деньги с карточки потерпевшей и оплатить кредит. Слушайте, да перед нами просто супермен или бэтмен!
Но я не хочу заранее говорить о виновности/невиновности этого человека, так как в это время не находился рядом с ним и не могу придерживаться на 100 процентов определенной точки зрения. Но я делаю выводы для себя, и убеждаюсь, что в этом деле еще ничего не понятно.
В областном суде сейчас выявляются новые любопытные подробности. Например, наконец, суд обратил внимание на кадры, в которых после Ахлетдина мелькает другой человек. Он как раз-таки в черной футболке, джинсах и белых кроссовках. Совпадение? Или реальный преступник, которому после преступления не нужно было переодеваться? Его причастность к преступлению так и не была проверена. А почему бы и нет? Ведь в тот день на месте ограбления не были обнаружены отпечатки пальцев Ахлетдина. Зато там были отпечатки пальцев другого человека.
И еще. Совершенным сюрпризом для всех стало новое обстоятельство: адвокаты обвиняемого сообщили: по карточке потерпевшей транзакция была совершена два раза. До этого времени изучалось видео, на котором совершена одна транзакция. Про вторую никто не знал, но сейчас Казкоммерцбанк дал справку: через несколько минут после первой транзакции была совершена вторая. И в течении шести минут карточка находилась в банкомате! Кто был в это время возле банкомата? Защита попросила время и диск с видео, чтобы изучить эти минуты. По этой причине судья объявил перерыв.
В общем, данное дело порождает очень много вопросов. На которые пока нет полных четких и ясных ответов. Я не хочу гневить Бога и потому не утверждаю, что Ахлетдин абсолютно невиновен. На самом деле только сам Ахлетдин на сто процентов знает, виновен он или нет. Но я хочу, чтобы точно также и потерпевшая, и прокуратура, суд не гневили Бога и вдруг не отправили за решетку человека, который, возможно, невиновен…

Увы, позже решение апелляционной инстанции разочаровало нас всех. Судебная коллегия оставила приговор в силе. Казалось, уже нет никакой надежды. Но мы продолжили писать статьи в республиканскую и местную прессу, а в итоге добились приему в Генпрокуратуре. Которая, изучив все наши статьи и материалы дела, опротестовала приговор! Чем все закончилось?

СТАТЬЯ № 4. Генпрокуратура исправила фатальную ошибку Жамбылского областного суда

 5 мая 2017 года

«4 мая в Жамбылском областном суде вынесен повторный приговор  Ахлетдину Асыкбаю, который обвинялся в ограблении сервис-центра в Таразе.

Напомним, в прошлом году студенту Агротехнического университета Астаны дали семь лет лишения свободы. Таково было решение сначала городского, а затем областного суда. В первой инстанции приговор вынесла судья Анар Исабаева, во второй – коллегия под председательством Нурмахамата Абидова. Обвинение поддержала городская прокуратура. При этом ряд в наших статьях указывалось, что прямых доказательств вины Асыкбая нет – все построено на показаниях потерпевшей, а также на догадках и версиях следствия.

Тем не менее, ни доводы СМИ, ни доводы защиты суд и местная прокуратура не восприняли, дважды отправив за решетку Ахлетдина Асыкбая. Однако, сторона защиты нашла понимание в Генрокуратуре РК, которая подала протест в Верховный суд страны, указав на поверхностное рассмотрение дела.

Верховный суд согласился с доводами Генпрокуратуры, указав в вердикте, что Жамбылкий областной суд  не учел следующие обстоятельства: нельзя осуждать человека только по показаниям потерпевшей стороны; процедура опознания была проведена с  процессуальными нарушениями, при которых обвиняемый был поставлен в заведомо невыгодное положение; обстоятельства, которые фактически говорили о невиновности Асыкбая, были трактованы против него.

В результате дело было направлено на новое рассмотрение в областной суд. И вот 4 мая областной суд, рассмотрев дело в новом составе, вынес оправдательный приговор: освободить из зала суда обвиняемого за недостаточностью доказательств.

Когда я узнал об этом, то не мог поверить: неужели все наши старания оказались не напрасными? Ведь сколько раз опускались руки!

— Я не уставала верить в справедливость, хотя порой казалось, что больше ничего нельзя сделать, — сказала мать Ахлетдина Зарипа. – Сколько бессонных ночей провела наша семья, сколько всего инстанций мы объездили в поисках справедливости – одному Аллаху известно. Мы убеждали и прокуроров, и судей, что нельзя сажать за решетку невиновного человека. Но в Жамбылской области доказать правду не сумели. И только в Астане к нам прислушались.

Получается, жамбылские органы полиции, прокуратуры  и судебной системы Жамбылской области столько месяцев держали за решеткой невиновного человека. Это в значительной мере подрывает доверие граждан к правоохранительной и судебной системе. Будет ли возмещаться ущерб несправедливо обвиненному человеку, как теперь полиция будет искать настоящего преступника по прошествии почти двух лет и почему не оправдывает себя судебно-правоохранительная система в подобных ситуациях? Об этом мы поговорим в следующих наших публикациях.

Шухрат ХАШИМОВ, специально для портала ИА «Эк-спорт»

Об авторе: Нуралы Абдуалиев


Добавить комментарий

© 2021 Эк-Спорт