Яндекс.Метрика
Понедельник, 21 сентября 2020   Подписка на обновления  RSS  Реклама на сайте
Популярно
19:12, 27 августа 2018

Какие проблемы бизнеса существуют в Таразе?


Собеседник ИА «Эк-спорт» считает, что необходимо вернуть государству те объекты, которые были приватизированы за копейки. Но сейчас их руководители тщательно скрывают доходы от государства и платят сниженные налоги.

Мы уже писали о том, как в Жамбылской области разные бизнесмены ведут свое дело. Прежде всего, мы указали на десятке объектов в Таразе, которые построены с многочисленными нарушениями законодательства и санитарных правил. Объекты за красной линией — это бич не только областного центра, но и многих районов области. Допустим, страдает этим Кордайский район. Там выявлено больше десяти объектов бизнеса, переступивших красную черту. Самое печальное, что эти объекты, построенные вопреки здравому смыслу, на тротуарах, фонтанах, скверах, так никто и не удосужился снести.

«Не мои проблемы»

Вот примеры равнодушия жамбылских бизнесменов.

«Начнем с того, как наши бизнесмены помогают малоимущим слоям населения, — говорится в статье. — Давайте возьмем простой пример. Много людей нынче страдают тяжелыми формами заболеваний. Например, сегодня не редкостью стали рак, болезни почек, различные врождённые пороки и так далее. Казалось бы, бизнесмены могли бы оказать поддержку своим согражданам. Ведь зачастую людям, попавшим в трудную ситуацию, требуется дорогостоящее лечение в других городах страны, а то и за рубежом.

Клич, который бросают в таких случаях жамбылцы, всегда находит отклик. Большей частью милосердными оказываются простые граждане. Учителя, врачи, журналисты и социальные работники помогают таким семьям своими пожертвованиями. Нередко граждане других стран собирают для жамбылцев несколько сотен долларов или евро, и многие получают возможность вылечить себя, своего ребёнка или родных.

К сожалению, приходится констатировать, что наши бизнесмены в таких случаях, как правило, остаются в стороне. Сердобольных предпринимателей, готовых оказать поддержку в виде спонсорской помощи, можно пересчитать по пальцам одной руки. Большинство же компаний, как ни печально, остаются глухими».

В Жамбылской области не так много крупных предприятий и потому неудивительно, что именно к ним обращаются больные люди. Но что они слышат в итоге?

— Когда я попала к руководителю крупнейшего в Таразе предприятия, была удивлена, насколько чуждым может быть твое горе для другого человека, — говорит жительница Тараза Асель. — Мои слова о том, что попавшему в беду ребенку нужно дорогостоящее лечение за рубежом, нисколько не тронули руководителя компании. Более того, он вела себя так, будто перед ним раб, готовый броситься в ноги и целовать их. Высокомерно разговаривая со мной, он в грубой форме  отмел всякую возможность оказания поддержки. Сказал что-то вроде того, что таких просящих сейчас пруд пруди, что надо работать, а не клянчить деньги. Я почувствовала себя последним человеком на Земле, — оставалось только молча уйти. Я была поражена, насколько далеки от народа и его проблем бывают наши бизнес-структуры.

По словам Асель, такие же приемы ей оказали ещё в нескольких солидных компаниях. Некоторые учреждения нашли другой выход: собрали сотрудников, предложили им скинуться для оказания помощи ребёнку. Спасибо им, простые граждане оказались более близки к чужим людям, оказавшимся в непростой ситуации. А сами руководители, как правило, остаются в стороне.

Асель не единственная, кто говорит о подобной проблеме. Так почему же компании не могут оказать помощь простым людям?

— Дело тут, скорее всего, не в кризисе на предприятии, о чём любят говорить бизнесмены, — считает гражданский активист Арман Бектас. — На мой взгляд, сказывается элементарная жадность. Увы, наши руководители ещё не прониклись сознанием того, существует такое понятие как социальная ответственность. В Алматы и Астане, да и в том же Шымкенте, солидная компания считает своим долгом помочь родному краю, нуждающимся, многодетным семьям, малоимущим и активно участвует в разного рода акциях.

Например, в Алматы многие компании строят во дворах детские площадки. В свое время такую инициативу подсказал жамбылским строительным компаниям и областной акимат. Тут же стали строить детские площадки те, кто выиграл тендера на ремонт и реконструкцию объектов. Но как они это делали!

— Качество используемых материалов оставляло желать лучшего, — считает Бектас. — Качели, лавки, горки и прочие атрибуты детского двора буквально через месяц выходили из строя. И здесь вина не только вандалов. Многие компании элементарно экономили на этом, закупая и устанавливая конструкции из легкого металла. Впоследствии они становились опасными для жизни. Ребёнок мог получить травму из-за плохо установленной конструкции, но строительным компаниям уже не было до этого дела.

Вскоре в акимате поняли, что подобная практика не приносит успеха, и перестали просить соблюдать принципы социальной ответственности, и руководители строительных предприятий с облегчением вздохнули. Подумайте: вот уже лет десять никто из них не изъявил собственного желания построить в одном из дворов детскую площадку на собственные средства!
Конечно, можно тут сказать, что жамбылские компании очень мало зарабатывают. Это не так, если взглянуть на статистическую отчётность. Статистика, как говорится, не врёт. Согласно ей, жамбылский бизнес в первом квартале нынешнего года заработал суммарной прибыли 21 миллиард тенге. Подчеркнем, речь идёт о чистой прибыли, а не общих доходах…

А где же качество?

Ещё один любопытный вопрос, на который сложно ответить положительно. А соответствует ли производимая жамбылцами продукция европейским стандартам? Вряд ли. Возьмите для примера ту же колбасу. Появилось море всяких цехов, но есть ли среди них достойный продукт?

Конечно, можно отметить некоторые фирмы, которые производят сносную продукцию. Но даже их колбасы и сосиски не сравнить с той продукцией, которая производилась в советское время. Почему так происходит? Ведь оборудование, в отличие от прежних времен, теперь можно приобрести суперсовременное? Технология производства уже давно ни для кого не является секретом. Мясо можно купить в ближайшем хозяйстве. Казалось бы, возьми и начни производить качественную продукцию, которая будет пользоваться спросом. Нет же, компании пытаются сэкономить везде.

Увы, в производимых нынче колбасах очень мало мяса. Стоит какой-то компании завоевать рынок благодаря более-менее сносному качеству, как  через некоторое время продукция непременно теряет в качестве. Это такой таразский бизнес: наладить рынок, наработать клиентов, а потом халтурить и продавать населению наполнители, сою  и всякую чушь.

Более того, при объявленном ныне моратории на проверки бизнеса всякие цеха и заводы почувствовали волю. И теперь производят продукцию в ужасных антисанитарных условиях.

Например, в одном из районов Жамбылской области недавно стали производить такую диковинку, как моцарелла. При этом во всеуслышание было объявлено, что этот завод единственный в Казахстане, который производит подобный вид сыра. Мягко говоря, это не совсем правда. Наши корреспонденты посетили данные завод и были поражены, в каких антисанитарных условиях производят сыр, который, между прочим, потом попадает на наши с вами столы.

Сыр здесь изготавливается в огромных чанах, установленных на цементном полу. Такое ощущение, что производят корм для животных. Поскольку отсутствует система фильтрации, вся пыль, поднимаемая с земли, попадает прямо на этот же сыр. Молоко здесь вычерпывают из грязных чашек ужасного вида ведрами, которые, видимо, использовались для отходов. Когда корреспондент пытался заснять производство  на фотокамеру, местный технолог поднял такой вой, что пришлось зачехлить фотоаппарат. Действительно, если о таком производстве узнает потребитель, ему никогда в жизни не придет в голову покупать жамбылский сыр моцарелла.

А ведь этот сыр оказывается не только в наших магазинах, но и в наших кафе, пиццериях и ресторанах. Как говорится, приятного аппетита…
Жадность фраеров

Также вызывает вопросы и политика управления компаниями. К сожалению, большинство бизнесменов ссылаются на самую популярную в регионе проблему рынков сбыта. Примеров, когда наши компании смогли найти сбыт на рынке, не совсем много. В основном многие ограничиваются мелкими партиями, либо их продукция завалена на складах. Почему же бизнесмены сидят сложа руки, ведь здесь для них большое поле деятельности?
— Для меня во всём этом ничего удивительного нет, — говорит  Бектас. — Наши бизнесмены любят считать себя продвинутыми. Если нет рынка сбыта, значит, это не их вина, а властей, самого кризиса, или ещё кого-то. Нанять специалистов и менеджеров по маркетингу для многих из них чрезвычайно большая трата. Не готовы они оплачивать работу пиар-менеджеров, маркетологов. Потом большинство наших бизнесменов так и топчется на месте. Заметили, сколько в Таразе понастроили ресторанов? К сожалению, это тоже говорит об отсутствии маркетинговой работы.

Пo мнению общественника, проблема в психологии бизнесменов.
Многие из них закончили институты и университеты, но не являются людьми современного бизнеса. Как правило, они стали хозяевами бизнеса благодаря эпохи приватизации, когда за копейки сумели стать обладателями производственных цехов, помещений, крестьянских хозяйств, заводов. Есть и такие, кто завладел огромными базами, которые раньше принадлежали государству. И что делают эти бизнесмены сегодня? Довольствуются имеющимися доходами и почивают на лаврах, заботясь о собственном благополучии.
К примеру, великолепная база местного транспортного предприятия стала принадлежать частным лицам. Развивать парк владелец не торопится, ведь ему достаточно того, что он сдает около 20 боксов под СТО. В среднем он получает по 50.000 тенге в качестве арендной платы за каждый бокс. В итоге на ровном месте из ничего зарабатывает 1 миллион тенге в месяц.

Зачем ему заботиться о процветании города и развитии собственной компании, если деньги и так гарантированы?

Таких примеров множество. Каждый бизнесмен заботится о своём личном кармане, а не  о нуждах народа, города, села и области. Самое печальное, что официально при отчетах в налоговые органы  бизнесмены не показывают свои доходы. Напротив, они при каждом удобном случае жалуются на кризис.

— При существующем моратории на проверки бизнеса можно применить две радикальные меры. Первое, провести хронометраж и определить, сколько зарабатывает в той или иной компании в действительности. Особенно это касается транспортных компаний и таксопарков, сдающих в аренду боксы, супермаркетов, где могут установить «левые», не подотчётные органам кассы и так далее.  По итогам этого хронометража можно определить, какие компании за прошедшие годы скрыли от государства доходы, сделать всем этим предприятиям доначисления.

Второе, это вернуть производственные базы объекты под крыло государство и при необходимости снова приватизировать объекты, но уже не за копейки, а за реальную стоимость. Только так получится вывести бизнес из тени, официально оплачивать налоги в казну и работать на благо народа, — считает активист.

По его словам, в любом случае, все эти бизнесмены стали обладателями  своего бизнеса в свое время за весьма символическую плату. И если сумма доначислений превысит возможности бизнесмена, то в этом случае нужно поставить вопрос о возвращении в государственную собственность приватизированных объектов.

Только так, по мнению общественного деятеля и активиста, можно будет реально поднять жамбылский бизнес, который всегда плетется в хвосте республиканских рейтингов.

 

Об авторе: Нуралы Абдуалиев


Добавить комментарий

© 2020 Эк-Спорт