Яндекс.Метрика
Вторник, 24 ноября 2020   Подписка на обновления  RSS  Реклама на сайте
Популярно
8:48, 31 июля 2018

Странствующий человек-ветер: о самоисцелении, медитациях и смысле жизни


Странник Свами Амано Балвиндра, приезжающий в Среднюю Азию медитировать в горах, рассказал о своих духовных поисках журналисту ec-sport.kz Елене Ефимовой.

КТО Я?

Имя этого незаурядного человека в переводе с санскрита означает «сила не ума». Его ему дали в ашраме известного индиского духовного лидера, мистика Ошо.

С Виктором Шевеневым, как зовут Амано в миру, мы познакомились и подружились во время экспедиции по Северному Тянь-Шаню в 2003 году – через три чудесных лесных озера, перевал Сары булак и на Иссык-куль.  Месяц назад Амано исполнилось 56 лет.

Он вырос в селе Грозном Кировского (ныне Кара-Бууринского) района Таласской области Киргизии. В 80-е годы Грозное переименовано в Аманбаев, сейчас является административным центром одноименного аильного округа.  Виктор путешествует по всему миру, но каждый год возвращается в родные места,  к горе Манас, практикует полное голодание и ищет ответ на вечный вопрос: кто я?

В этом году он пригласил нас в место своего отшельничества, и мы с энтузиазмом отправились в путь, чтобы взять интервью у этого неординарного человека. Нам показалось очень символичным, что  Виктор выбрал для своих духовных практик место, где родился один из самых великих писателей современности — Чингиз Айтматов. Село Шекер, где он вырос, находится по пути к березовой роще на берегу горной реки, где бывал писатель.

Въезд в село Шекер. Родина Чингиза Айтматова

С Амано мы встретились в Аманбае и познакомились с его родственниками — четой Одинцовых. Тете Рае и дяде Мише лет по 80, но по ним не скажешь. Живут в своем доме, крутятся по хозяйству, как заведенные – очень радушные и живые люди. Витя сейчас им помогает.  Пока пили у них чай, познакомились и даже немного подружились с многочисленными домашними  питомцами -собаками и кошками, а также с оперившимся цыпленком, практически ручным, которого кличут Чернышом. Он здесь на особом положении. Как вылупился, не отходит от своих хозяев – и спит с ними, и на прополку огорода выходит строем.Во дворе куры, кошки и собаки мирно сосуществуют – они практически везде.

Добродушная тетя Рая потчевала нас отменным янтарным медом, который качает дядя Миша. Нас опьянили его вкус и чистый горный воздух, настоянный на травах.

После недолгих уговоров дядя Миша поехал в горы с нами, тетя Рая спокойно осталась на хозяйстве одна, если не считать ее оперившегося «помощника». Потом мужчины рассказывали, как эта бабуля одной рукой из погреба может мешок картошки вытащить. Это к слову о здоровом образе жизни в экологически благоприятном районе.

Сразу за населенными пунктами открывается вид на два величественных пика, которые и сейчас остаются заснеженными. По словам еще одного участника этой поездки Рауфа Сабитова,  вторая по высоте гора называется Джолой, надо полагать, по имени великана, о котором упоминается в эпосе Манас.

— Высота горы Манас 4448 метров над уровнем моря. Это алма-матер  джамбулских альпинистов. Лет двадцать здесь не был. В свое время наши альпинисты сделали не одно восхождение на эту гору. Слетали с нее на парапланах, — с ностальгией вспоминает Рауф Сабитов.

У подножия гор журчат полноводные ручьи,юркими змейками спускающиеся вниз. Пастбища заливаются сплошным потоком воды. На неполивных землях под палящим солнцем полынь уже поднялась по пояс и вот-вот зацветет.  Жамбылский  папарацци Юрий Ефимов, вырвавшийся из душного города на свободу, щелкает фотоаппаратом.

Вдоль дороги ползущие арчовники блаженно потягивают свои зеленые лапы в разные стороны…Их густой запах тонизирует – дышишь фитонцидами, которые источают эти вечнозеленые растения, и чувствуешь, какой благодарностью отзывается твое тело на такую возможность насладиться целебным воздухом. Падаем на матрас из зеленых веток и… растворяемся…

Фитотерапия в арчовнике

Вечнозеленые растения образуют биологически активные вещества, убивающие или подавляющие рост бактерий.

Внутри арчовника нередко растут кустарниковые растения – шиповник, барбарис… А рядом муравьи выстраивают свои «дома»-горки и прокладывают целые трассы от одного куста арчи к другому. Ах, как же удивителен этот мир дикой природы!Посреди предгорной долины возвышается каменный трон  с покрывалом из оранжевого мха. Чтобы посидеть на нем, нужно осторожно пробраться сквозь колючие заросли, а потом еще вскарабкаться по почти гладкой поверхности камня наверх – метра два, без посторонней помощи это сделать сложно – в колючки-то неохота падать.

Трон между горами Джолой и Манас

Возле речки, где нам предстояло провести ближайшие сутки,  поспевает облепиха, большую  тень дают кудрявые березы, удивительные: из одного корня выросло сразу восемь стволов.

Мы разбили лагерь у реки.

Под их сенью и разбили наш  лагерь. Виктор говорит, что месяц назад рядом с этим местом цвела поляна ландышей.  Коксайское ущелье Жуалынского района  в Казахстане вроде совсем недалеко, через каньон, но там таких цветов мы не встречали.  Рядом с нашим лагерем соловьиная роща, где преимущественно растут ивы и колючие кустарники.  К ночи температура воздуха в горах упала градусов до 14 градусов, мы развели костер, поужинали и проговорили допоздна.

Вечерний разговор у костра.

Виктор очень открытый человек, ему можно задавать любые вопросы, поэтому беседа льется легко, нос дороги сон все-таки сморил, бурная река шумно убаюкивала.

А утром к нашему пробуждению Амано успел сбегать на Манас и вернулся в лагерь с охапкой дров и букетом зверобоя. Заварили фиточай и, потягивая его, записали интервью.

Амано с утра уже успел сбегать на Манас и вернуться с букетом зверобоя и охапкой дров.

—  Виктор, кем ты себя ощущаешь: суфием, дервишем  или ещё как-то? – спрашиваю его, смутно понимая, что ни одно из названных определений не подходит.

—  Раньше для меня эти слова значили очень много. Сейчас я осознаю, что мне нравятся люди ветра, которые не оставляют следов даже на песке,  по-своему мироощущению я к этому больше склоняюсь.

Чтобы понять, как Амано из простого сельского мальчишки превратился в странствующий ветер, попросили немного рассказать о себе. Оказалось, что родился он на Кавказе, но вскоре его родители вместе с ним вернулись на родину в Среднюю Азию. Сначала остановились в городе Джамбуле у родственников,  а потом переехали в Грозный (Кыргызстан) – к своим родителям. В первые годы своей жизни Виктор, как и многие из нас, воспитывался в детском саду, закончил  школу. Потом служил десять лет на флоте, на атомной многоцелевой подводной лодке.Это огромный корабль высотой с пятиэтажный дом. (База была в Мурманске).

— Ходили по Северному Ледовитому и Атлантическому океанам, Баренцеву и Средиземному морям.  Каждый день принимал душ из океанической или морской воды. Пробуя ее на вкус, я становился ближе к этой стихии. В первые дни изоляции на подводной лодке многие моряки раздражительны, дней через 15-20 автономного плавания энергия человека начинает разворачиваться внутрь, и если такое фокусирование проходит осознанно, то это классно.Я уже тогда практиковал самопознание, начал заниматься экстрасенсорикой, хатха-йогой. Многие мои друзья на субмарине вовлекались в творческий процесс, а это позитивная энергия.  Кто-то делал переплеты для книг, кто-то занимался макраме, кто-то плел рыбацкие сети, а я, чтобы забыться, после вахты делал обыкновенные мочалки. Это удивительная медитация.

Тогда же начал вести дневники самонаблюдения, записывал и даже зарисовывал сны, которые мне снились, фиксировал все детали изменения своего сознания.

— Зачем тебе это нужно было? – интересуюсь.

— Для того, чтобы понять, где я нахожусь в своем развитии. Чтобы снимать напряжение. Когда-то я занимался каратэ и кричал. Это как катарсис, освобождение.  Этот опыт мне пригодился на подводной лодке, где я тоже кричал, хотя кое-кто, глядя на меня, крутил пальцем у виска. Но всё это помогало не сойти с ума от мыслей, которые одолевают тебя в замкнутом пространстве.  Потом я начал практиковать обливание холодной водой по Иванову:закалялся таким образом даже на Северном полюсе, — вспоминает Виктор.

Кстати, экипаж его подводной лодки поддерживал сотрудников полярной станцииСеверный полюс -29, начальником которой был герой Арктики Георгий Седов.  Виктор рассказал, что на берегу он бегал на большие дистанции в любую погоду, раздетый по пояс и босиком, практиковал это много лет подряд. Обмораживался, но упорствовал в тренировках тела и духа. Зимой и летом делал заплывы далеко в море, занимался во всех доступных спортивных секциях.

Теперь понятно, почему во время нашей с ним экспедиции по Северному Тянь-Шаню Амано так легко передвигался по горной местности, демонстрировал необыкновенную выносливость. Пока мы преодолевали один подъем на какой-нибудь тянь-шанский перевальчик, Амано успевал побегать по еловому лесу, собрать полный пакет грибов, и между делом еще помочь кому-нибудь двигаться вверх.

Виктор  до сих пор любит экспериментировать с собой. Голодание начал практиковать ещё на подводной лодке.  Сейчас он в каждый сезон года держит пост по 7 — 10 дней, полностью воздерживаясь от пищи.

—  Увидеть свою зависимость от еды можно только через голодание.  Практикуя это, я вошёл во вкус. Во время голодания в течение первых двух-трёх дней появляется состояние сильной тяжести, а потом разотождествляешься и просто не хочется есть. Приходит состояние легкости, эйфории. Но для меня это не панацея. Я не являюсь фанатом никакой системы оздоровления и самопознания. Для меня интересно наблюдать за внутренними процессами со стороны: за своими эмоциями, за своими физическими ощущениями.

Во время поста происходит очищение организма и сознания.  В йоге, работая с телом, ты автоматически работаешь и с сознанием. И наоборот.  Если есть медитация, во время которой работаешь с сознанием, это отражается на теле, потому что это одно целое.

Прежде чем начать голодать, нужно осознать,  для чего ты это делаешь. Мне это нужно для расширения своего сознания, для наблюдения за своими мыслями. Когда твое сознание сужается —  это стадия деградации, когда сознание расширяется, ты уже больше видишь, — делится наблюдениями Амано.

Он пробует разные техники для самопознания, но без фанатизма.Говорит, что в этом процессе должно быть больше спокойствия и самонаблюдения.

— В какой-то момент жизни тобою движет эго: достижение карьерного роста, положения в обществе,зарабатывание денег… А в какой-то момент ты понимаешь, что это тебе не нужно.  Многие в процессе духовного роста тоже начинают фанатеть.  И в этом случае человеком движет эго.  Чтобы добраться до истины, я считаю, нужно развивать свою интуицию. И чем быстрее мы разовьем ее, тем меньше будем искать мастеров, двигаться вовне, отдавать свою жизненную энергию вовне. Фокусируясь на своем внутреннем я, энергию начинаешь накапливать. Ошо говорит: «Соберите энергию и идите к себе». То есть она сначала аккумулируется в пространстве, а потом, если ты чувствуешь, то собираешь ее.  А потом, образно говоря, звучит гонг, и ты уже на вершине Манаса. Секрет в нас самих.  К этому можно прийти через медитацию, и тогда  все лишнее отпадает, как сухие листья на деревьях.  А интуиция тебе подскажет, на каком жизненном этапе замедлиться, а на каком нужно совершить прорыв, пуститься в приключения. В осознанном состоянии ты не ищешь какие-то глобальные идеи, понимаешь, что жизнь состоит из мелочей, наблюдая за ними, замечая их, ты можешь наблюдать, как настраивается весь мир, словно музыкальные инструмент. Чтобы понять, насколько осознанным ты стал, пойди на рынок и медитируй.

Вообще это мой образ жизни: сначала уединиться, потом соединиться с людьми. Мне очень нравится, когда люди меняются. Для меня самое главное, что люди живые, то есть откликаются на моменты. И для себя я именно этого хочу:  видеть в себе больше разных состояний, потому что многого не замечаешь.  Хорошо, когда у тебя есть живой мастер, просветленный, у меня  два таких мастера —  это Захира и Апашка,  у которых я многому научился, — делится Амано.

— Витя, почему ты ходишь на Манас, ты ведь здесь остаешься иногда почти на целый месяц, — снова пытаюсь удовлетворить свое любопытство.

— Знаешь, совсем недавно у меня был удивительный опыт: я вдруг почувствовал себя столетним стариком,  потому что моё тело буквально разваливалась. Честно говоря, я даже немножко испугался.  Начал делать гимнастику, в том числе и с кетменем в руках. Но я впал в оцепенение: вижу мир, но живых эмоций он не вызывает. Чтобы выйти из этого состояния, надо было что-то делать. И вдруг я понял, что мне нужно уединиться.  Тогда собрался и приехал в эту березовую рощу  и стал голодать.  В этот момент я дал возможность своему организму самоисцелиться.

Как только в горах рассветало, я выпрыгивал из палатки и растворялся. Я иду на Манас, потому что там дикая природа. И я сам становлюсь диким в уединении. Здесь ты остро осознаешь, что рядом есть дикие звери —  снежный барс, медведи, горные козлы. И тут у тебя включается интуиция, работают инстинкты. На Манасе я глазами ребенка смотрю на нетронутые полянки сиреневых цветов, вдыхаю их аромат, который не смогут передать ни одни духи в мире.  Рядом жужжат шмели, мухи, порхают бабочки. Ты можешь раствориться во всём этом.  Я хожу на Манас для пробуждения. В моменты голодовок скачу по скалам, и мне хочется искупаться в каждом ручье, в каждом озере, меня так захлестывают эмоции, что руки сами тянутся обняться даже с камнями. В этот раз я находился здесь в двадцатых числах июня. Непогода крутила и вертела,  грохотал гром и сверкали молнии (вот уж точно грозное место).  Манас засыпало снегом. Я люблю эти стихии…  Отсюда видно, как чёрные тучи застилают Тараз.  А ты над всем этим находишься, как будто в другом мире. На Манасе погода меняется мгновенно: то солнце выглянет, то тучи набегут, то вдруг туман пойдёт на тебя. Он живой, в ушах шум… и ты оказываешься в этом белом молоке. Туман словно проходит сквозь тебя, соприкасается с тобой… И потом я прячусь от него в палатку, потому что меня колотит от холода. А в укрытии я играю на варгане, на губной гармошке, пою песни, кричу. Во время заката или восхода какая-то сила несёт меня через одно ущелье, потом в другое, чтобы увидеть Солнце, проводить день в медитации. Я пробую другой мир, мир какой-то дикости.  Это сотрясает, пробуждает и возбуждает.

И время, когда я ничего не замечал, уходит: полностью раскрываешься и звездам, и бабочкам, и этим берёзкам – всему миру…

— Для чего все это нужно? –допытываюсь снова.

— Для подготовки к Великому переходу, который все люди совершают в конце жизни.  Существует очень много методов его осознания, один из них  — йога. Практики медитации нужны для того, чтобы не бояться агонии, смерти, чтобы спокойно  осознанно провожать тех, кто ушел.

-Что для тебя  счастье?

—  Сейчас для меня счастье  —  это  когда люди улыбаются, когда много детей, потому что через них течет позитивная энергия. Индивидуальность каждого ребенка меня восхищает и заражает,  потому что я становлюсь таким же: могу бегать, прыгать. Для меня дети — это хорошие воспитатели.  Испытываю счастье, когда встречаю семьи, которые способны  решать социальные задачи на позитивной волне. Счастье для меня — выбираться в дикую природу. Вчера, когда я улегся в палатке ночью, меня захлестнули эмоции, и я выплеснул их через крик, который не собирался удерживать. Счастье  — это когда у близких всё хорошо, когда они не жалуются, не ноют, а находятся в позитиве.

—  Многие хотели бы жить так же свободно, как ты, но не решаются. Наверняка у людей возникает вопрос: за счёт каких ресурсов ты путешествуешь, живешь?

—  Этот вопрос мне часто задают. Я думаю, что если человек решил куда-то поехать, ресурс всегда находится. Чем больше мы думаем на эту тему, тем сложнее двигаться.  Если у тебя появляется намерение, нужно двигаться в этом направлении, и тогда сама жизнь приходит к тебе на помощь. В Новую Зеландию к своему мастеру Захире  я попал, потому что мои друзья собрали деньги на билет.  Моя подруга Лена выложила в интернете сообщение о том, что я хочу поехать к Захире, откликнулись друзья, кто-то занял денег.  Это называется секрет действия.  Он лучше работает, если есть твой посыл, твоя энергия. И если даже сначала ты неправильно действуешь, ты всё равно свернешь в нужном направлении, твоя энергия выведет тебя на правильный путь.

Однажды я хотел поехать в Индию, тогда меня пригласили в Киев и предложили делать массаж семье одного бизнесмена, с которым мы подружились.  Оттуда на заработанные деньги я вылетел в Индию.

У Виктора много приобретенных профессий:10 лет он зарабатывал, ремонтируя дома и квартиры, работал пастухом. Из разговора с ним приходишь к выводу, что главное не то, что ты делаешь, а как ты это делаешь, важно любой процесс наполнять вдохновением.

—  Чтобы ты мог пожелать людям, которые вступили на путь осознанной жизни? – спрашиваю его.

—  Чтобы люди не искали себе кумиров, чем быстрее человек обретает себя, тем быстрее он находит свой путь. Это, наверное, самое главное,  зачем мы сюда пришли.  В жизни главный вопрос: кто я?  У суфиев есть такое понятие: самовоспоминание. Вспомни, кто ты есть на самом деле.  Ты же не робот, исполнитель какой-то работы.  В тебе есть творческое начало, живая энергия.  Я советую экспериментировать.  И если с кем-то случится просветление, это будет замечательно.

—  Что такое просветление?

—  Раньше я думал, что достигну момента в результате практики медитации. Ничего не буду делать. Просто сяду,а манна небесная будет падать с неба. Это была иллюзия.  Есть ученик, и есть мастер. Ученик ищет, и им в этот момент движет эго.  Чем быстрее я увижу в себе это эго, тем быстрее дам космическому сознанию, Богу, войти в меня. С моим мастером это произошло. И это называется безвыборная осознанность.  Ты вроде бы свободен, но в то же время не свободен. Ты вроде бы принадлежишь себе, но ты себе не принадлежишь.  Все оковы-иллюзии спали.

—  Кто был первым твоим духовным учителем?

— Ошо.  И сейчас я могу сказать, что не обязательно, чтобы было живое присутствие. Иногда достаточно увидеть фотографии, услышать одно слово —  и это послужит для тебя толчком для изменения жизни.

—  Существует мнение, что Ошо —  неоднозначная личность…

—  Однозначный личностью просветленный человек не бывает.

—  Один из учителей йоги говорил мне, что Ошо призывал к  беспорядочным половым связям.

— Скорее Ошо говорил о свободе. Он говорил о погружении в мир без привязанностей к нему: зачем себя заставлять жить с нелюбимым человеком, когда есть другой человек.  Мастер не раз повторял: «Живите в моменте». В принципе бывшим супругам, осознающим ситуацию,  не сложно оставаться друзьями, сказать друг другу до свидания, если кто-то влюбляется в другого человека. Это касается сознания, внутренней свободы, а не свободы разврата, как некоторые понимают.  Речь не о том:  что хочешь, то и делай. Ошо часто говорил, если это идет из внутреннего понимания, внутренней совести, тогда да.  Нам известно, что есть антипропаганда учения Ошо. Сейчас его учение стало частью массовой культуры. Он был реальным мастером, который поведал о всех мастерах, включая Иисуса  и Магомеда. Он осознанно рассказывал о всех основных религиях и о многих других важных вещах. Очень хорошо быть посвященным в это. А мысль о разврате —  это отражение внутреннего мира человека. То есть, что мы носим внутри себя, то и выражаем вовне. И получается, что человек говорил о себе, а не об Ошо.

— Ты как-то говорил, что получил посвящение. Что это такое, и зачем оно тебе нужно?

— Санньяса (отречение) —  это когда ты принимаешь решение идти внутрь, когда намерен сосредоточиться на духовной жизни, отказываясь от материальной.  Посвящение дает мастер, это как благословение.

—  Почему для тебя так важен акт благословения мастером?

—  Потому что мастер уже достиг просветления, освобождения. Он даёт тебе духовную поддержку, и это очень важно. Уходят какие-то страхи, а точнее жизнь просто переворачивается, она реально становится другой.

—  По поводу страха. Он исчезает, когда ты идёшь в самую его суть, в этом случае он рассеивается, как туман?

— Конечно. Страхи исчезают в результате их осознания. Когда ты хоть один раз поймёшь, что это работает, сомнения пропадают.

—  Таким образом, чтобы избавиться от страхов, нужно постоянно практиковать осознанность?

— Конечно.  И для человека, наверное, самое главное, если страх смерти распочкуется, — закончил нашу беседу радующийся жизни странник.

Насладившись этим общением,наша компания прогулялась в соловьиную рощу, оказавшейся непролазной чащей с молчащими соловьями. Рядом, под Манасом,Рауф Сабитов нам показал древний мазар, а еще ветхий домик, который, как и двадцать лет назад служит укрытием для путешественников. Место, похоже, намоленное. В ветхом домике останавливались и джамбульские альпинисты, когда приходили сюда на восхождения. Внутри и сегодня лежат корпешки, домашняя утварь – можно пользоваться.

Рядом в 2010 году построены  мечеть «Кочкор-ата» и еще  помещение для отправления религиозных обрядов. Вокруг ни души. Внутри мечети и столовой ковры, какая-то мебель – все чисто и ухожено. В случае крайней необходимости можно и здесь укрыться от непогоды. Посреди строений разных эпох обустроен родник.Местные верят, что здесь течет святая вода, поэтому набирают ее с собой.

Вообще ключи здесь бьют повсюду. Один из них питает влагой огромное дерево, доминирующее среди остальных. В диаметре оно такое большое, что мужчины только вчетвером смогли обхватить его ствол. Очевидно, что ему тоже уже немало лет.  И кто его только не обнимал!

Это огромное дерево смогут обхватить одновременно только четверо взрослых людей.

Мы бродили у подножия Манаса,слушали звуки природы, насыщались ароматами альпийских лугов. Напитавшись мощной энергией гор, домой возвращались уже немного другими…

Фото Елены и Юрия ЕФИМОВЫХ

Об авторе: Елена Ефимова


Добавить комментарий

© 2020 Эк-Спорт