Воскресенье, 29 января 2023   Подписка на обновления  RSS  Реклама на сайте
Популярно
16:24, 29 ноября 2022

Ушел из жизни почетный журналист РК Альфред Славутский


На 88-м году жизни скончался старейший ветеран областной газеты «Знамя труда», член Союза журналистов Казахстана, почетный журналист Казахстана Альфред Израилевич Славутский, передает портал ec-sport.kz. 

Ушел из жизни почетный журналист РК Альфред Славутский

Фото: В. Барбаш

Редакция информационно-аналитического портала «Эк-Спорт» приносит глубокие соболезнования родным и близким выдающегося казахстанского журналиста. 

Альфред Израилевич Славутский начал работать в старейшем печатном издании Жамбылской области 1 апреля 1965 года.

Это было яркое время гигантских строек и мощных индустриальных проектов. 

В тот год очередной партийный съезд КПСС наметил специальную программу по развитию Жамбылской области. Планировалось создать на базе фосфоритов Каратау мощный комплекс химической промышленности. Предстояло построить новые химзаводы. Уже первые колышки вбили на будущем предприятии «Химпром», был уже готов проект Новоджамбулского фосфорного завода, строилась Джамбулская ГРЭС. Предстояло создать целый новый город Жанатас с 50-тысячным населением как центр горнодобывающей промышленности. А на тот момент там было всего несколько саманных домиков. Предстояло также принять сотни тысяч новых работников — химиков, технологов, строителей и обеспечить всех их жильем, социально-культурными объектами, а для их детей построить детские сады и школы. На месте будущих микрорайонов Тараза, Жантаса, Каратау были пустыри. Работы предстояли грандиозные, и всё это освещали тогда жамбылские журналисты.  

Трудовую книжку Альфред Израилевич Славутский получил в свои 14 лет. Работал учеником электрослесаря асбесто-обогатительной фабрики, электрослесарем. Одновременно учился в вечерней школе рабочей молодежи, потом военном авиационном училище. Потом была служба в различных частях Военно-Воздушных Сил. И снова он оказался в городе Асбесте, на горном предприятии. Работал помощником машиниста экскаватора, затем инженером по оборудованию треста «Союзасбест». Потом была редакция городской газеты, и, наконец, по призыву партии молодой комсомолец Славутский в числе других отправился на Всесоюзную ударную комсомольскую стройку в Каратау Жамбылской области. Там работал на руднике «Аксай», одновременно заочно учился в Уральском госуниверситете в Свердловске на факультете журналистики. Окончив четвертый курс, он услышал: кто не перейдет работать в газету, тому не дадут диплом. И вот из рудника «Аксай» был переведен в «Знамя труда». 

«Журналисты вместе со всеми джамбулцами были первыми во многих начинаниях, — писал в своих воспоминаниях Альфред Израилевич. — Мы первыми прокатились на первом городском троллейбусе (потом их стало десять маршрутов), рассказали о получении первого фосфора на фосфорном заводе, пуске первого генератора мощностью 200 мегаватт на Джамбулской ГРЭС, встретили первый авиалайнер Ил-18 на первой бетонной взлетно-посадочной полосе, отпраздновали новоселье с первыми жильцами первого дома нового микрорайона в областном центре. Много было слова «первый».

Но потом благодаря ускорению — новой политике Михаила Горбачева — наша эпоха была признана застойной. А как отразилось это «ускорение» на нашей экономике, социальной жизни, пожалуй, уже не стоит говорить. Многие вкусили его плоды в начале 90-х.

Я видел развалины Жанатасского домостроительного комбината. Он был готов выпускать 115 тысяч квадратных метров жилья в год. Да и другие комбинаты рушились. Все это напоминало какой-то разгром.

Сейчас говорят, что мы тогда шли не тем путем, неправильным. Не знаю. Я вот припоминаю одну римскую поговорку: «Хомо хомини лупус эст» — «Человек человеку волк». В Программе Компартии был Кодекс молодого строителя коммунизма, в котором говорилось: «Человек человеку друг, товарищ и брат». Это были не пустые слова. Тогда везде развивались комсомольские ударные стройки, и на них этот кодекс соблюдался неукоснительно. На нем воспитывалась, начиная с пионеров, комсомольцев, вся молодежь. Это было уже правилом жизни. Но затем все стало считаться ошибкой. И народно-хозяйственные достижения оказались временем застоя…».

В архивах редакции информационно-аналитического портала «Эк-Спорт» хранится статья Альфреда Израилевича Славутского  об истории Жамбылской ГРЭС. Статья написана в сложные 90-е годы и называется «Электрический меридиан — ИХ ВЕЛА БЛАГОРОДНАЯ ЦЕЛЬ». 

Мы с глубоким уважением к памяти выдающегося жамбылского журналиста публикуем эту статью. 

 

Альфред СЛАВУТСКИЙ

6 ноября — знаменательная дата для нашей энергетики: ровно сорок лет назад был осуществлен пуск первого блока Джамбулской ГРЭС. С этого дня электробаланс области, да и полностью южного региона республики, стал стремительно возрастать, создавая условия для ускоренного развития промышленности, строительства, аграрного и социально-бытового секторов — всех отраслей огромного и сложного народного хозяйства. Достаточно сказать, что с момента пуска станция выработала 169 миллиардов киловатт-часов электроэнергии. 

Мы со старшим начальником смены ГРЭС Мухтаром Амангельдиевичем Жургараевым обходим участки станции перед ее очередным осенним пуском. Проверена готовность всех узлов к предстоящему завтрашнему их включению в работу. Обследованы подогреватели, котлы, всевозможные насосы, запорная арматура, защита… 

И вот мы в сердце предприятия — в машинном зале, где в ожидании своего часа застыли шесть турбогенераторов. 

— Сначала задействуем четвертый, затем — пятый блоки, — поясняет старший начальник смены. 

— А как первый? — интересуюсь я.

 — Ведь ему скоро сорок. Ветеран. 

— В отличном состоянии и в полной готовности. 

Мы подходим к блоку. Я поглаживаю ладонью его прохладный покатый стальной бок — старый знакомый.

 — И давно вы с ним познакомились? — улыбается Мухтар Амангельдиевич. 

Давно ли?..

Осень 1967 года. Коллективы готовятся встретить главный праздник страны пятидесятилетие Великого Октября и берут повышенные обязательства. Сейчас нередко бытует мнение, что все это была показуха. Не обходилось и без «фанфар». Но не у энергостроителей. В этой отрасли работали люди серьезные, специалисты высочайшей квалификации. И если они решили сдать первый блок Джамбулской ГРЭС к 7 ноября, никто не сомневался, что слово свое они сдержат. 

И редакция поручила мне «оседлать» этот объект и регулярно освещать ход работ на нем. Я с удовольствием врубился в круговерть тех дел и основательно прописался там, отвлекаясь лишь для того, чтобы сдать в набор очередной репортаж о делах моих новых друзей — создателей нового энергогиганта. 

И сегодня не могу забыть утро 6 ноября. Едва рассвело, когда в вагончик «Средазэнергомонтажа» («САЭМ») зашел руководитель группы, монтирующей турбогенератор, инженер Виктор Иванович Новицкий. 

— Все, Алик, конец, — бросил он мне и устало опустился на скамейку. 

— Что случилось? — забеспокоился я. 

— Не пошло?! 

— Пошло! Да еще как! Мои ребята сотворили чудо!

 — Какое чудо? А вот какое… 

Дело в том, что из всех наиболее ответственных моментов при вводе новых турбогенераторов, — биение их вала. Допуски на это строжайшие, они измеряются микронами. Напомним: микрон — тысячная доля миллиметра. Нечто, на ощупь совершенно недоступное и обнаруживаемое лишь высокочувствительными приборами, которыми и пользовались в тот день. 

И каково было удивление членов приемной комиссии, когда прибор показал «нуль». Они озадаченно переглянулись: подобное даже теоретически невозможно. И во взглядах госприемщиков можно было прочесть вывод одного чеховского героя: «Этого не может быть, потому что не может быть никогда», — по-видимому, прибор не исправен. Послали за другим, контрольным, совершенно безупречным. Результат тот же: «нуль».

 — Ну, братцы, вы даете! — только и смог сказать один из энергонадзора стоявшим рядом монтажникам. 

— Поздравляю! Это рекорд. Такой почин не у каждой электростанции.

Так начиналась наша ГРЭС. В подобном же ключе происходило и ее дальнейшее становление и развитие. 

Ей вообще повезло на кадры. взять первого эксплуатационного директора Михаила Яковлевича Кукуя. Впрочем, возглавив станцию в мае 1967 года, он участвовал и в завершении строительства комплекса первого, да и в монтаже последующих блоков. Но главной его заботой стали эксплуатация и соблюдение незыблемых принципов энергоснабжения: непрерывность, стабильность всех параметров, надежность. И неспроста при обсуждении кандидатуры директора станции выбор пал именно на него. 

Как-то, выступая не так давно в одной телепрограмме, Лидия Абылгазиевна Ахметова, работавшая тогда первым секретарем Центрального райкома партии, так охарактеризовала Михаила Яковлевича: «Главное для него, специалиста экстра-класса, были интересы дела, вверенных ему людей, коллектива». Подростком начинал он свою трудовую биографию — учеником тракториста, а затем сам сел за рычаги стального коня. Но на ГРЭС пришел уже специалистом с большим стажем. 

После окончания Среднеазиатского политехнического института направлен начальником ТЭЦ Джамбулского суперфосфатного завода, потом стал главным инженером, затем — директором основного энергопредприятия города — ТЭЦ-4. И вот — ГРЭС. 

Непростая тут оказалась ситуация, приближался пусковой период. И руководители станции во главе с М. Я. Кукуем поставили задачу не только своевременно сдать ГРЭС в эксплуатацию, но и сделать ее одной из лучших в отрасли. 

— И мы шли к этому уверенно и целеустремленно, — вспоминает один из соратников Михаила Яковлевича, бывший начальник СУ ГРЭС Станислав Николаевич Макаров. 

— На строительстве и монтаже оборудования применялась самая передовая технология. Штаб, возглавляемый директором, строго следил за качеством работ. А уж в предпусковые дни и ночи все забыли про отдых и сон. Зато задание выполнили: 6 ноября 1967 года первый блок поставлен под нагрузку. То была первая победа. За ней последовали другие: второй, третий блоки. 

— Три завершающих энергоблока — четвертый, пятый, шестой — сданы в эксплуатацию за два года, — продолжает Станислав Николаевич. — Темпы действительно были ударными. Потребность в электроэнергии стремительно нарастала. Набирали силу очень энергоемкие предприятия большой химии — суперфосфатный, Новоджамбулский фосфорный заводы, «Химпром», добывающие и обогатительные мощности Каратау и Жанатаса. И нам приходилось укладываться в отведенные планом сжатые сроки. Но не за счет спешки и авралов, а за счет четкой организации работы. И правда, сюда приезжали даже москвичи, чтобы изучить опыт. Здесь применялись такие новые приемы в организации труда, как почасовая, а точнее — поминутная доставка оборудования, телевизионный контроль, четкая диспетчеризация всех звеньев. 

Не удивительно, что и потом, когда все шесть блоков Джамбулской ГРЭС вступили в строй действующих, станция вышла на проектную мощность — 1230 мегаватт, она стала лучшим предприятием своего профиля в Союзе. Директор Михаил Яковлевич Кукуй был награжден орденами Трудового Красного Знамени, «Знак Почета», Октябрьской Революции, медалями. 

Как говорится, по заслугам и честь. А заслуг у него немало. Под его началом шло становление коллектива. За достигнутые успехи и высокие производственные показатели он также неоднократно награждался. С 1968 года его портрет ежегодно был на областной Доске почета, коллектив неоднократно занимал призовые места во Всесоюзном и республиканском социалистическом соревновании. А 7 апреля 1970 года награжден Юбилейной Почетной грамотой ЦК КПСС, Президиума Верховного Совета СССР, Совета Министров СССР, ВЦСПС. 22 января 1971 года Указом Президиума Верховного Совета СССР за достижение высоких технико- экономических показателей работы энергетического оборудования ГРЭС награждена орденом Трудового Красного Знамени. 

Неоднократно коллектив за достижение наивысшей эффективности производства, качество работы награждался переходящим Красным Знаменем ЦК КПСС, Совета Министров СССР, ВЦСПС, а также переходящим Красным Знаменем ЦК КП Казахстана, Совета Министров Казахской ССР, Казсовпрофа и ЦК ВЛКСМ Казахстана с занесением на Всесоюзную Доску почета на ВДНХ СССР и республиканскую Доску почета ВДНХ Казахской ССР. 

В 1978 году ГРЭС занесена в Золотую Книгу Почета Казахской ССР.

Крепкий был создан коллектив. Но Михаил Яковлевич, как никто другой, понимал, что коллектив состоит из людей. Поэтому к каждому сотруднику он относился с пониманием и заботой. А что надо человеку для плодотворной работы? Жилье, устройство быта, здоровье, возможность воспитывать детей… Все это было под его контролем. 

И сегодня люди, живущие в «грэсовских» домах, занимающих целый городской квартал плюс поселок Солнечный, с благодарностью вспоминают своего директора. А грэсовский профилакторий и пионерлагерь «Энергетик» всегда считались лучшими оздоровительными учреждениями. Во всем этом — душа и творчество М. Я. Кукуя, его соратников. 

И все им было по плечу, их вела благородная цель. Казалось, что такому вдохновенному труду не будет конца. Мог ли кто-нибудь тогда подумать, что вдруг не станет нужна работа строителей, монтажников или автомобилистов? Тем более, подобных мыслей не возникало в коллективе ГРЭС, ведь электроэнергетика — фундамент, на котором зиждется вся экономика. Если бы кто-то спрогнозировал тогда такую ситуацию, то его сочли бы за неуместного шутника. 

Однако тяжелые времена были уже не за горами. Прекращали работу, а то и вовсе ликвидировались предприятия, тресты, целые комплексы, катастрофически снижались потребности в электроэнергии. Это ударило и по ГРЭС, там останавливались блоки: первый — второй — третий… Наконец, остался один. И тот снижал нагрузку — с двухсот до ста мегаватт, а затем и еще меньше. 

Встал вопрос о полном выключении станции. Ее директор, Афанасий Илларионович Ни, сменивший Кукуя, пытался воспрепятствовать этому. Опытный энергетик, он не только отлично знал свое производство, но и прекрасно понимал роль и место ГРЭС в системе электроснабжения юга. На всех уровнях, даже в нашей газете выступал, доказывал, что мощностей ЛЭП от Экибастуза и имеющихся в других сопредельных областях станций недостаточно для энергоснабжения региона. 

И все-таки наши блоки были остановлены, что в скором времени и дало о себе знать. Ведь если объемы потребления тока начинают превышать уровень подачи, то падает его частота. И если она упадет, скажем, с 50 до 49 герц, — это уже предпосылка к системной аварии. А чтобы ее не произошло, в подобных случаях срабатывает автоматика частотной разгрузки, она отключает сеть. 

И автоматика сработала. В самый неподходящий момент — в день выборов в Мажилис страны и в местные маслихаты. Да еще во время вскрытия урн. Видите ли, руководители Токтогульской ГЭС в Кыргызстане и Ангренской ГРЭС в Узбекистане не согласовали своих действий, а в результате Тараз, выражаясь высоким штилем, погрузился во мглу. Электродефицит вылился в политический скандал. 

Тогда многие задумались — как впредь избежать столь опасного дефицита? И взоры вновь обратились к Жамбылской ГРЭС. … Тот пуск после длительного простоя был ненадолго. Так, в подпитывающем режиме на время зимнего максимума потребления, с 31 декабря по март. Хлопот же у коллектива было предостаточно: застоявшееся оборудование при подготовке требовало особого, более тщательного подхода. 

И вот мы с нынешними директором станции Владимиром Петровичем Кокаревым рано утром вошли в его кабинет. Был канун нового года. И вспомнилось, как в далеком шестьдесят седьмом, накануне другого праздника, в такую же предрассветную пору я бродил среди вагончиков строителей. 

— Кого ищешь? — окликнул меня один монтажник. 

— Ищу человека, — бросил я. 

— И без фонаря? — съязвил тот, намекая, очевидно, на Диогена. 

Но подойдя поближе и узнав меня, посоветовал: 

— Иди в САЭМовский вагончик. Они скоро придут. Будет сегодня информация для твоей газеты. Да, вроде, события почти одинаковые: тогда был пуск и сегодня. Но какой разный расклад! Однако воспоминания пришлось прервать 

— Владимир Петрович уже принимал рапорты руководителей смен, служб и участков. — Все идет строго по графику, — подытожил он. — Скоро начнем розжиг топки котла. Люди прекрасно знают свои задачи и отлично справляются с ними. Все-таки у нас замечательные кадры… Действительно, специалисты тут — высокого класса. 

Особенно большой вклад в успехи предприятия вносят его ветераны, такие, как руководитель департамента эксплуатации оборудования Юрий Григорьевич Обиход, главный специалист этого департамента Юрий Дмитриевич Сошнин, машинист энергоблока Киргизбай Хабиев, электрослесарь службы релейной защиты автоматики и средств измерений Светлана Валентиновна Шахова, техник по конструированию и оформлению ремстройгруппы Евгений Федорович Мягков. Все они пришли на станцию весной 1967 года и с тех пор не изменяют ни предприятию, ни своему призванию. 

Интересен и поучителен послужной список и самого директора. После Томского политехнического института в 1975 году Владимира Петровича направили на Джамбулскую ГРЭС. И тот он прошел все основные участки производства, досконально изучив его, как говорится, изнутри. Начал с должности машиниста-обходчика котлов, затем он — машинист, старший машинист энергоблоков, начальник смены котлотурбинного цена, начальник ПТО, главный инженер. Так прошло почти полтора десятка лет. И вот новое назначение — на пост президента, а затем — генерального директора АО «Жамбылская ГРЭС имени Т. И. Батурова». 

И, конечно, зная от и до все тонкости и детали сложного технического механизма станции, Кокарев при любой сложной ситуации на любом узле умеет быстро оценить обстановку и принять единственно правильное решение. Учитывая дефицит квалифицированных кадров, немало внимания на ГРЭС уделяется и подготовке молодых специалистов. Установлены связи с учебными заведениями города и республики, где за счет предприятия обучается более 30 работников. Своим богатым опытом с молодежью делятся старшие товарищи. 

В общем, коллектив ГРЭС трудится успешно. С каждым сезоном станция включается на все большую модность и на более продолжительные периоды. Сначала действовала три месяца на одном, редко — двух блоках, потом нагрузка и время постоянно увеличивались. 

Так, в прошлом году она работала с октября по июнь и дала 2,2 миллиарда киловатт-часов. Нынче станцию пустили в сентябре, и под нагрузкой — уже четыре блока: экономика юга республики растет, а, следовательно, на плюсах и электропотребление. При такой ситуации без нашей ГРЭС просто не обойтись. Тем не менее, дело идет к ее капитальной реконструкции. Хотя все оборудование в рабочем состоянии, возраст сказывается: ведь наука и инженерная мысль за прошедшие десятилетия не стояли на месте. Сегодня предлагается совсем другая техника — эффективная и экономичная. Наши специалисты тоже прикидывают разные варианты. Например, рассматривался вопрос о парогазовой установке, которая и мощнее существующих блоков, и КПД ее намного выше. Есть расчеты и по переводу на дешевое топливо. 

Всякие существуют варианты. Но это — в перспективе. А пока коллектив станции держит режим, полностью удовлетворяющий заявкам многочисленных потребителей электроэнергии.

Об авторе: Владимир Скоробогатов


Добавить комментарий

© 2023 Эк-Спорт

Яндекс.Метрика