Яндекс.Метрика
Воскресенье, 20 октября 2019   Подписка на обновления  RSS
Воскресенье, 20 октября 2019   Подписка на обновления  RSS
Популярно
1:53, 22 сентября 2019

О главных проблемах Жамбылской области рассказал руководитель департамента полиции региона Арман Оразалиев


О нововведениях и повседневных делах, о своих авторитетах и отношении к критике, о том, как снизить градус кипения в обществе — в интервью корреспонденту ec-sport.kz рассказал руководитель департамента полиции Жамбылской области Арман Оразалиев.

— Арман Молдиярович, год назад Вы возглавили департамент полиции Жамбылской области. Что сделано за это время, что не получилось? Как Вам работается в Жамбылской области?

— Из всех своих коллег, кому мы не завидуем, у кого большой объем работы – это коллеги из Алматы. Очень сложный у них участок работы. Начальник департамента полиции Алматы генерал Серик Мырзакулович Кудебаев для нас, начальников департаментов, как старший, у него смотрим, спрашиваем. Потому что Алматы сегодня встречается с такими преступлениями, которые у нас, может быть, через год – два только появятся. Всё первое, и в хорошем смысле, и в негативном, – в Алматы и Астане. Ну и, конечно, Шымкент сейчас увеличился сильно объем. Представьте себе, что в одном только городе полтора миллиона живут. Хотя это город-«миллионник», но, учитывая маятниковую миграцию, там все полтора миллиона, заезжают из граничащих рядом областей, в том числе из Жамбылской. Если сравнить — в Таразе проживают примерно 360 тысяч, плюс въезжающие по маятниковой миграции – в целом до пятисот человек, а там в 2 – 3 раза больше. 

Сложность Жамбылской области, при, казалось бы, таком небольшом миллионном населении и компактности, в том, что мы граничим с Кыргызстаном, и через нас, как через участок Великого Шелкового пути, проезжает транспорт со всего мира. И потом – у нас Шуская долина… 

Сначала было трудно, когда не знаешь область, не знаешь людей. Но со временем уже понимаешь, от кого что можно ожидать. Вся работа делается не начальниками, а именно теми операми, участковыми, патрульными, следователями, дознавателями. А начальник – это уже потом. Поэтому мы должны условия создавать для всех сотрудников. Чтобы был хороший морально-психологический климат. Самое основное – чтобы поборов не было с личного состава. Мы работаем над этим с УСБ. Если поднять статистику по годам, у нас рост пошел по коррупционным правонарушениям. Но рост пошел в связи с тем, что мы сами больше выявляем, сами задерживаем – лично выезжал на два — три задержания, чтобы при личном составе это сделать, чтобы все видели, что мы будем бороться с этим, «пирамиды» не допустим. Боремся и с другими проявлениями  — например, укрытие преступлений, тоже рост наблюдается. 

— В связи с чем наблюдается рост подобных коррупционных преступлений?

— Не из-за того что хуже стали работать. А потому что всё стали регистрировать. За укрытие тяжкого преступления, например, — сразу наручники и закрывать в ИВС. Весь наш личный состав знает, мы боремся с этим, я противник укрытий. 

— А какая наиболее острая проблема в поддержании законности и правопорядка нашей области?

— Самая большая проблема у нас на сегодняшний день – это кражи скота. В сравнении с прошлым годом мы снизили скотокрадство. Однако даже если останется одно – два – три преступления подобного рода, пострадавшие — это же люди… Им неинтересно, что в прошлом году, например, у ста человек украли скот, а в этом году только у 50-ти. От этой положительной статистики не легче. Если у человека украли скот – мы обязаны помочь найти. Каждый районный начальник в регионе, где преимущественно занимаются животноводством, прежде всего, у меня ценится по такому критерию, как кража скота. Каждый об этом знает, и каждый факт тщательным образом расследуется. Показатели у нас улучшились, но успокаиваться не стоит.

Мы, единственные в республике, проводили операцию «Кошара». Для чего? Мы сейчас не знаем, сколько у нас в области отгонных участков, так называемых кошар, ферм, есть ли у их владельцев правоустанавливающие документы. Там пошли интересные цифры. На этих обнаруженных кошарах в день до десяти единиц незарегистрированного оружия изымали в каждом районе. За три недели – 90 единиц незаконно хранящегося оружия. Выясняется, что «от деда осталось», кто-то говорит «нашел» и так далее. Оружие вполне пригодное к стрельбе. Ведь оно, возможно, нашло бы применение в ходе какой-нибудь ссоры, распития алкоголя люди могли бы пострелять друг друга. 

С чем-то мы сейчас можем успешно бороться, где-то улучшаем. Но вот есть проблемы, которые сложно решить, будь ты хоть семи пядей во лбу. Проблема, которую я не смог на сегодняшний день решить, – это дорожно-транспортные происшествия по международной трассе со смертельным исходом. У нас цифры намного хуже, чем в прошлом году. Это не говорит о том, что сотрудники хуже стали… Люди точно также работают. Мы не можем сейчас останавливать большегрузные автомашины, или же проезжий транспорт без причины, так как введены новые запреты. Вот на днях ДТП было на трассе в Байзаке, легковая автомашина из Кыргызстана, в которой было шесть человек, столкнулась с большегрузной фурой. Двое пассажиров сгорели заживо, остальные в больнице. Выясняется, что водитель фуры заснул за рулем и выехал на встречную полосу. Видимо, что ехал без отдыха. Здесь очень много проблем вскрывается. В основном, все ДТП со смертельным исходом происходят у нас под утро. Люди сейчас выезжают на отдых или по своим делам, стараются ехать в ночное время, когда не жарко. И, примерно с четырех утра и до семи – восьми утра, у нас на трассе происходят все дорожно-транспортные происшествия. И не обязательно из-за превышения скорости. А просто засыпают. Как с этим бороться? Одно время поднимался вопрос о запрете выезда на трассы в ночное время. Но как это можно запретить? Это же нарушение конституционных прав граждан. Кто-то уверен, что если он днем поспал, то может спокойно ехать ночью. Хотя под утро обычно всех клонит в сон. Кто-то занимается незаконной перевозкой пассажиров, а когда начинаем проверять, он просит пассажиров сказать, что все они его родственники. Ведь каждый хочет доехать побыстрее и подешевле, сами понимаете. 

— А что теперь делать?

— Хотелось бы предупредить жителей нашей области, транзитных пассажиров, чтобы наблюдали, смотрели за своим водителем. Иногда сами потерпевшие в ДТП говорят – а мы видели, что он устал, постоянно «вилял» по дороге. То есть когда такое начинается, надо останавливать водителя и заставлять отдохнуть – как Штирлиц, который спал 15 минут на трассе. Как бы там ни было, это человек, это природа, против которой человек бессилен, под утро всё равно засыпает, как бы ни отдыхал днем. Это серьезная проблема в жамбылском регионе, которую я еще не решил. Но мы занимаемся этим. 

— А каково оснащение жамбылских трасс современными средствами видеослежения?

— Планируем закупить комплексы специальные для отслеживания нарушений Правил дорожного движения. Думаю, акимат поддержит нас в этом вопросе. Сейчас ведь, по новым законам, запрещается нам стоять на трассах, чтобы не было контакта между нашими сотрудниками и гражданскими лицами. Закупаем комплекс «Аркан», он устанавливается на нашей автомашине и незаметно для водителей фиксирует ряд правонарушений – скоростной режим, ремни, пересечение сплошной линии, переезд стоп-линии, разговор по сотовому и так далее. Всё это фиксируется – и водителю направляется штраф. Никаких личных контактов. Мы просчитали, что этот комплекс может окупить затраты буквально за четыре месяца. Думаю, и наши водители, и транзитные должны стать дисциплинированнее. Всё это делается не для того, чтоб только наказать за нарушения, а для безопасности наших граждан, это профилактические мероприятия. По поводу видеонаблюдения могу сказать, что мы сейчас не закупаем новые видеокамеры, а просто обновляем имеющиеся. Это обходится в 5 – 6 раз дешевле. Прежние видеокамеры ремонтируем, они рабочие – и будем отправлять в районы.

Первый руководитель жамбылской полиции, построивший ЦОУ – это генерал Мейрхан Сагинбекович Жаманбаев. Елбасы Первый Президент Республики Казахстан тогда посещал открытие Центра оперативного управления, и на то время это был первый ЦОУ в республике. Прошло более десяти лет, и всё это еще работает, функционирует. Генерал Жаманбаев хороший след оставил в Жамбылской области. В этом году мы собираемся всё это модернизировать и ставить более интеллектуальные видеокамеры.

— Сегодня в Казахстане на всех уровнях осуществляется принцип доступности и удобства для народа. Что в этом направлении делается в департаменте полиции Жамбылской области?

— Мы уже открыли четыре фронт-офиса в городе Таразе, Жуалынском, Меркенском и Жамбылском районах. В Жамбылском районе получился на сегодняшний день лучший фронт-офис, в остальных — на стадии готовности, в течение месяца откроем. Мы строим современные здания, с учетом всех требований, которые есть в каждом конкретном районе. В скором времени появится новый фронт-офис и в здании областного департамента в Таразе. Теперь люди смогут прийти в зал ожиданий, где есть телевизор, аквариум с рыбками, питьевая вода. Смогут ожидать в комфортных условиях. Это всё требования нашего Елбасы, нашего министра, акима области, чтобы мы создали такие условия. 

— Какие условия создаются для личного состава департамента?

— Решаем проблемы с обеспечением транспортом участковых. Когда я объезжал районы, жители жаловались – мы не видим участкового. Начинаем разбираться, участковый говорит – ну как это, если у меня 160 километров отдаленность от моего территориального округа, машины нет, как я туда поеду? Конечно, если надо, добираются на попутных, в месяц один раз участковый покажется. Доложил акиму области Аскару Исабековичу, он поддержал, обещая решить эту проблему за два года. Уже в этом году мы процентов на 70 транспортную проблему решили, закупили «Нивы» в первую очередь дальним районам — Мойынкумский, Сарысуский, Кордайский, Шуский, Рыскуловский, Жуалынский, близлежащий к Таразу, уже получил. У каждого участкового будет новая автомашина, старые списываются. И это еще лучше, ведь на новую автомашину меньше затрат, ремонт не закладывается, то есть экономим. Для сотрудников патрульной полиции закупаем сто автомашин «Шкода-Октавия». От них на загородной трассе, или в городе, не скроется никто. Наш автопарк обновится на 70 процентов. Новые автомобили – это и лицо нашего города Тараза, через который проходит международная трасса. И наши зарубежные гости видят, что мы идем в ногу со временем. 

Что касается личного состава департамента, то десять процентов мы сократили, высвободившиеся средства пойдут на повышение зарплаты. В личном составе сейчас больше молодежи. Жамбылский гарнизон насчитывает порядка трех тысяч сотрудников. В некоторых областях в разы больше, но нам этого на сегодня достаточно. Самое главное – работать. Должна быть открытость. 

— Арман Молдиярович, как Вы воспринимаете критику, которой сегодня много звучит в адрес полиции в социальных сетях?

— Спокойно критику воспринимаю. Я же все-таки руководитель. Если бы был не на должности, мог бы так не воспринимать. А здесь я не имею права. Критику надо принимать. А оценку будут давать наши жители. Сейчас я работаю в Жамбылской области, и считаю себя уже жамбылцем. И объективную оценку нашей работе могут давать только жители нашей области. Потому что я с ними работаю. Если будет критика от наших жителей, это больно для меня. И здесь есть повод задуматься – может, я действительно где-то не прав, не усмотрел. На работе с утра до вечера, до ночи. В субботу – воскресенье тоже на работе.

— Вы семью свою хоть видите?

— Конечно. Но это не только у меня так. И в других структурах тоже. Такое время сейчас — надо работать. Недавно приходил к нам устраиваться на работу один молодой человек. Хочу, говорит, чтобы был нормированный график работы. Не хочу быть оперативным сотрудником. Почему, спрашиваю? А я хочу, говорит, в девять приходить и в шесть или в семь уходить. Тогда я объяснил ему, что лучше быть на гражданской работе. Мы не считаемся со временем. Нам никто не доплачивает, мы и не просим об этом. Ну как, если кого-то обидели, и мы должны помочь, — как говорить о нормированном рабочем дне? Если нужно что-то доработать, мы будет дорабатывать до утра. У нас происходит много преступлений, которые ребята раскрывают, засучив рукава. Помните же про недавнюю трагедию с девочкой в Каратау? И все были там столько, сколько понадобилось для раскрытия. Ничего страшного – прямо в кабинете спали. Но раскрыли. Раскрыть – это одно. Как допустили такое – вот вопрос. Эту девочку постоянно встречали и провожали мама и дед. Такого не было, чтобы за ней не приходили. Именно в один день дед уехал по своим делам, и именно в этот же день мать не смогла встретить. Представляете? Именно один день лишил жизни ребенка. Поэтому очень просил бы всегда смотреть за своими детьми, и даже за соседскими детьми. Есть такие соседи, которые имеют доступ к семье, заходят, совершают насильственные действия над детьми. Есть такие факты у нас. Поэтому родителям надо быть бдительными к своим детям. В Кордае мать на две минуты оставила своего ребенка в домашнем бассейне, забежала домой. Вышла – ребенок уже утонул. Ну как? Как одного оставила в бассейне? Пока дети не вырастут – глаз да глаз нужен.

Думаю, какие-то сдвиги положительные есть все-таки. Но мы же не благотворительная организация, чтобы нас все любили. Мы и карательная организация тоже. 

Принимаю граждан ежедневно. Не по старинке – раз в месяц, а каждый день. У меня каждый день расписан, выделено время для приема граждан – один-два человека. Всегда можно выделить 15 минут, полчаса. И люди не ждут по полгода. И, знаете, градус кипения негатива спадает.

— Спасибо за беседу. Удачи Вам!

Об авторе: Жанна Сулеймани


Добавить комментарий

Свидетельство о постановке на учет № 16334 – ИА выдано Министерством информации и коммуникаций РК 3 февраля 2017 года
Главный редактор - Ефимова Е. В.

© 2019 Эк-Спорт