Яндекс.Метрика
Понедельник, 23 сентября 2019   Подписка на обновления  RSS
Понедельник, 23 сентября 2019   Подписка на обновления  RSS
Популярно
18:44, 30 марта 2018

Подробности: как девочку превратили в инвалида


Мы уже сообщали, что в Таразе снова случился скандал, связанный с оказанием медицинских услуг. Семилетняя Нурайым Асылжан фактически стала инвалидом после медицинского обследования, в ходе которого ей вкололи пропофол. Она уже семь месяцев прикована к постели, хотя местные врачи свою вину отрицают. Но факт остается фактом – второклассница перестала реагировать на происходящее после того, как прошла медицинскую процедуру, которая казалась безобидной. Наш корреспондент выяснил подробности произошедшего.

Все как во сне

Нурайым росла вполне здоровой девочкой. Первый класс они отучилась на отлично, преуспевала во втором, была подвижной, веселой и общительной. Для родителей единственный ребенок в семье был настоящей гордостью. И сегодня, переворачивая страницы фотоальбома, отец с матерью только горько вздыхают: теперь не т того блеска детских глаз, что озарял их жизни. Вместо этого у них  больной ребенок, который прикован к кровати, не может говорить, а ест через трубочку.

Как же такое могло произойти?

Родные девочки вспоминают о произошедшем как о кошмарном сне.

В сентябре прошлого года  Нурайым Асылжан вернулась со школы, пожаловалась на боли в животе, а к вечеру у девочки поднялась температура, и родители вызвали скорую помощь. Малышку доставили в областную детскую больницу. Но там врачи определили характер заболевания и отправили в инфекционную больницу.

— Однако, и в этом учреждении нас перенаправили в поликлинику, — рассказывают родители девочки. – Потом боли возобновились, и снова пришлось вызывать скорую. Врачи снова отправили ее в инфекционную, а оттуда – в областную детскую. Так прошло три дня…

На четвертый день ребенка направили на лазерное исследование брюшной полости. Родители утверждают, что врачи им до конца не разъяснили суть исследования. О том, что ребенку предстоит операция с помощью наркоза, они не знали.

— Именно этот наркоз и стал причиной ее обездвиживания, – рассказывает мама малышки Айзат ДУЙСЕНБЕКОВА. – Хотя нам казалось, что пройдет обычное обследование с помощью лазера, и никакого хирургического вмешательства не будет. Однако на деле все произошло по-другому.

Странности квоты

После проведенного исследования – диагностической лапароскопии — девочка впала в кому, а очнулась спустя месяц!

— Каким образом нужно проводить диагностику, чтобы человека сделать инвалидом! – удивляются родители. – Нам пришлось месяц ждать, пока она придет в себя. Но тогда мы не знали, что она уже выйдет не той девочкой, которую мы все знали. Дочка не реагировала на нас, не могла двигаться, и мы ее повезли на лечение в клиники.

Сначала Нурайым оказалась в Городской детской больнице №2 Алматы, затем по выделенной квоте продолжилось лечение в Национальном детском центре реабилитации в Астане, но улучшения не наступило. Через три недели врачи выписали ее, мотивируя это тем, что действие квоты закончилось. Вот такая у нас странная система лечения – на самом деле ребенок еще не выздоровел, но сроки квоты не позволяют довести человека до полного исцеления!

Родители девочки, не теряющие надежды вылечить дочь, направили письма в зарубежные клиники.

Врачи не виноваты?!

В областном управлении здравоохранения ситуацию официально прокомментировали так.

«Асылжан находилась на стационарном лечении в хирургическом отделении с 16 сентября по 5 октября прошлого года. Ребенку под интубационным наркозом проведена 10-минутная диагностическая лапароскопия, чтобы исключить острое хирургическое заболевание брюшной полости. Патологии не было выявлено. Через 15 минут после операции у ребенка произошла остановка сердечной деятельности. В экстренном порядке проведена легочно-сердечная реанимация, сердечная деятельность через 5 минут восстановлена», — говорится в распространенном релизе.

Однако, по словам родителей, за эти пять минут девочка испытала клиническую смерть. Клетки ее мозга стали отмирать, потому сегодня она не может ни  говорить, ни двигаться.

В последующем состояние ребенка стало крайне тяжелым за счет перенесенной гипоксии, отека головного мозга, интоксикации и множества других осложнений.

Жамбылские врачи назвали предварительный диагноз состояния Асылжан — «анафилактический шок», возможно, на препарат наркоза пропофол. При дальнейшем обследовании на основании полученных результатов и консультаций специалистов, в том числе и республиканских клиник по телесвязи, был дан окончательный более сложный диагноз, подтверждающий состояние после анафилактического шока и клинической смерти.

После разбора жалобы мамы девочки Айзат Дуйсенбековой на некачественное оказание медицинской помощи, потребовавшей предоставить помощь по дальнейшему реабилитационному лечению (квоты на зарубежное лечение), служба поддержки пациента и внутреннего контроля Жамбылской детской больницы признала претензии заявителя необоснованными.

Чем колют пациентов?

Однако, родители утверждают обратное: в самом начале руководство больницы в устной беседе якобы признавало вину молодого врача, который сначала должен был сделать пробу препарата пропофол на аллергию. Но тот сразу вколол наркоз, что и стало следствием анафилактического шока.

Более того, у них существуют подозрения и по поводу самой процедуры проведения наркоза. Почему ее проводили интубационным способом?

Только потом они узнали, что для сложных операций такой метод уже не применяется или используется редко. Больной, если он готовится к серьезной операции, должен знать обо всех ее этапах. Только так он может с легкостью перенести ее, быстро пройти реабилитационный период и снова вернуться к активной жизни. А мог ли ребенок быть подготовленным к такому сложному процессу?

Кроме того, сам пропофол – весьма сильнодействующее средство, которое, как правило, принимают при наркозе для взрослых пациентов. По крайней мере, так значится на некоторых специализированных сайтах. Именно от передозировки этого препарата скончались в свое время музыкант Майкл Джексон, балетмейстер Сергей Вихарев, актриса Джоан Риверз.

— Сегодня мы не знаем, что делать, — говорят родители. – Врачи у нас спрашивают: чего вы добиваетесь? Мы не жаждем крови и наказания врачей. Но мы просто хотим, чтобы медучреждение перестало вводить в заблуждение всех, признало свою ошибку и предприняло меры для реабилитации нашей дочери!  — говорит мама.

Помочь врачи и медицинские чиновники могли бы с получением квоты на дальнейшее лечение в зарубежной клинике.

— Если они не обладают такими полномочиями, то пусть попросят сделать это другие органы, у которых есть на это право! – справедливо требуют родители.

Между тем, лечение девочке пообещали в одной из израильских клиник.  Ее стоимость составляет около 60 000 долларов. Это не считая расходы на транспортировку ребенка, проживание родителей.  Потому семья пока вынуждена обратиться за помощью к обычным гражданам страны, объявив сбор денежных средств…

На снимке: До злосчастной диагностики Нурайым была счастливой девочкой…

 

 

Об авторе: Нуралы Абдуалиев


Добавить комментарий

Свидетельство о постановке на учет № 16334 – ИА выдано Министерством информации и коммуникаций РК 3 февраля 2017 года
Главный редактор - Ефимова Е. В.

© 2019 Эк-Спорт